Jump to content
Sign in to follow this  
khari

Эксперименты, воздействия, восприятия в психологии

Recommended Posts

http://www.dislife.ru/flow/theme/7368/

 

Эксперимент Милгрема (повиновение)

 

Является классическим экспериментом в социальной психологии, впервые описанный в 1963 году психологом Стэнли Милгрэмом из Йельского университета в статье «Подчинение: исследование поведения» («Behavioral Study of Obedience»), а позднее в книге «Подчинение авторитету: экспериментальное исследование» («Obedience to Authority: An Experimental View», 1974).

 

В своём эксперименте Милгрэм пытался прояснить вопрос: сколько страданий готовы причинить обыкновенные люди другим, совершенно невинным людям, если подобное причинение боли входит в их рабочие обязанности? В нем была продемонстрирована неспособность испытуемых открыто противостоять «начальнику» (в данном случае исследователю, одетому в лабораторный халат), который приказывал им выполнять задание, несмотря на сильные страдания, причиняемые другому участнику эксперимента (в реальности подсадному актёру). Результаты эксперимента показали, что необходимость повиновения авторитетам укоренена в нашем сознании настолько глубоко, что испытуемые продолжали выполнять указания несмотря на моральные страдания и сильный внутренний конфликт.

 

Описание эксперимента

Участникам этот эксперимент был представлен как исследование влияния боли на память. В опыте участвовали экспериментатор, испытуемый и актёр, игравший роль другого испытуемого. Заявлялось, что один из участников («ученик») должен заучивать пары слов из длинного списка, пока не запомнит каждую пару, а другой («учитель») — проверять память первого и наказывать его за каждую ошибку всё более сильным электрическим разрядом.

 

В начале эксперимента роли учителя и ученика распределялись между испытуемым и актёром «по жребию» с помощью сложенных листов бумаги со словами «учитель» и «ученик», причём испытуемому всегда доставалась роль учителя. После этого «ученика» привязывали к креслу с электродами. Как «ученик», так и «учитель» получали «демонстрационный» удар напряжением 45 В.

 

«Учитель» уходил в другую комнату, начинал давать «ученику» простые задачи на запоминание и при каждой ошибке «ученика» нажимал на кнопку, якобы наказывающую «ученика» ударом тока. Начав с 45 В, «учитель» с каждой новой ошибкой должен был увеличивать напряжение на 15 В вплоть до 450 В. В действительности «ученик» не получал ударов, а лишь делал вид.

 

На «150 вольтах» актёр-«ученик» начинал требовать прекратить эксперимент, однако экспериментатор говорил «учителю»: «Эксперимент необходимо продолжать. Продолжайте, пожалуйста». По мере увеличения напряжения актёр разыгрывал всё более сильный дискомфорт, затем сильную боль, и, наконец, орал, чтобы эксперимент прекратили. Если испытуемый проявлял колебания, экспериментатор заверял его, что берёт на себя полную ответственность как за эксперимент, так и за безопасность «ученика» и что эксперимент должен быть продолжен. При этом, однако, экспериментатор никак не угрожал сомневающимся «учителям» и не обещал никакой награды за участие в этом эксперименте.

 

Результаты

Полученные результаты поразили всех, кто имел отношение к эксперименту, даже самого Милгрэма. В одной серии опытов 26 испытуемых из 40, вместо того чтобы сжалиться над жертвой, продолжали увеличивать напряжение (до 450 В) до тех пор, пока исследователь не отдавал распоряжение закончить эксперимент. Ещё большую тревогу вызывало то, что почти никто из 40 участвовавших в эксперименте испытуемых не отказался играть роль учителя, когда «ученик» лишь начинал требовать освобождения. Не сделали они этого и позднее, когда жертва начинала молить о пощаде. Более того, даже тогда, когда «ученик» отвечал на каждый электрический разряд отчаянным воплем, испытуемые-«учителя» продолжали нажимать кнопку. Один испытуемый остановился до напряжения в 300 В, когда жертва начинала в отчаянии кричать: «Я больше не могу отвечать на вопросы!», а те, кто после этого остановились, оказались в явном меньшинстве. Общий результат выглядел следующим образом: один испытуемый остановился 300 В, пятеро отказались подчиняться после этого уровня, четверо — после 315 В, двое после 330 В, один после 345 В, один после 360 В и один после 375 В; оставшиеся 26 из 40 дошли до конца шкалы.

 

Дискуссии и предположения

За несколько дней до начала своего эксперимента Милгрэм попросил нескольких своих коллег (студентов-выпускников, специализирующихся в области психологии в Йельском университете, где проводился эксперимент) ознакомиться с планом исследования и попробовать угадать, сколько испытуемых-«учителей» будут, несмотря ни на что, увеличивать напряжение разряда до тех пор, пока их не остановит (при напряжении 450 В) экспериментатор. Большинство опрошенных психологов предположили, что таким образом поступят от одного до двух процентов всех испытуемых.

 

Также были опрошены 39 психиатров. Они дали ещё менее верный прогноз, предположив, что не более 20 % испытуемых продолжат эксперимент до половины напряжения (225 В) и лишь один из тысячи повысит напряжение до предела. Следовательно, никто не ожидал поразительных результатов, которые были получены — вопреки всем прогнозам, большинство испытуемых подчинились указаниям руководившего экспериментом учёного и наказывали «ученика» электрошоком даже после того, как тот переставал кричать и бить в стенку ногами.

 

---------------------

 

Милгрэм приводит веские доводы, подтверждающие его предположение. Ему было очевидно, что, если бы исследователь не требовал продолжать эксперимент, испытуемые быстро вышли бы из игры. Они не хотели выполнять задание и мучились, видя страдания своей жертвы. Испытуемые умоляли экспериментатора позволить им остановиться, а когда тот им этого не разрешал, то продолжали задавать вопросы и нажимать на кнопки. Однако при этом испытуемые покрывались испариной, дрожали, бормотали слова протеста и снова молили об освобождении жертвы, хватались за голову, так сильно сжимали кулаки, что их ногти впивались в ладони, кусали губы до крови, а некоторые начинали нервно смеяться. Вот что рассказывает человек, наблюдавший за ходом эксперимента.

 

Я видел, как в лабораторию вошёл солидный бизнесмен, улыбающийся и уверенный в себе. За 20 минут он был доведен до нервного срыва. Он дрожал, заикался, постоянно дергал мочку уха и заламывал руки. Один раз он ударил себя кулаком по лбу и пробормотал: «О Боже, давайте прекратим это». И тем не менее он продолжал реагировать на каждое слово экспериментатора и безоговорочно ему повиновался

 

Милгрэм провёл несколько дополнительных экспериментов и в результате получил данные, ещё более убедительно свидетельствующие о верности его предположения.

 

Испытуемый отказывался подчиняться человеку его ранга

Так, в одном случае он внес в сценарий существенные изменения. Теперь исследователь велел «учителю» остановиться, в то время как жертва храбро настаивала на продолжении эксперимента. Результат говорит сам за себя: когда продолжать требовал всего лишь такой же испытуемый, как и они, испытуемые в 100 % случаев отказались выдать хоть один дополнительный электрический разряд.

 

В другом случае исследователь и второй испытуемый менялись ролями таким образом, что привязанным к креслу оказывался экспериментатор. При этом второй испытуемый приказывал «учителю» продолжать, в то время как исследователь бурно протестовал. И вновь ни один испытуемый не прикоснулся к кнопке.

 

При конфликте авторитетов испытуемый прекращал действия

Склонность испытуемых к безоговорочному повиновению авторитетам была подтверждена результатами ещё одного варианта основного исследования. На этот раз «учитель» оказывался перед двумя исследователями, один из которых приказывал «учителю» остановиться, когда жертва молила об освобождении, а другой настаивал на продолжении эксперимента. Противоречивые распоряжения приводили испытуемых в замешательство.

 

--------------------------------

Эксперименты Эша (конформизм в группах)

В экспериментах во главе с Соломоном Ашем студентов просили, чтобы они участвовали в «проверке зрения». В действительности, все участники, кроме одного, были подсадными утками, а исследование заключалось в том, чтобы проверить реакцию одного студента на поведение большинства.

 

Участники (реальный подопытный и подсадные утки) были усажены в аудитории. В задачу студентов входило объявление вслух их мнения о длине нескольких линий в ряде показов. Их спрашивали, какая линия была длиннее, чем другие, и т. п. Подсадные утки давали один и тот же, явно неправильный ответ.

 

Когда подопытные отвечали правильно, многие из них испытывали чрезвычайный дискомфорт. При этом 75% подопытных подчинились существенно ошибочному представлению большинства по крайней мере в одном вопросе. Общая доля ошибочных ответов составила 37%, в контрольной группе один ошибочный ответ дал только один человек из 35-ти. Когда же «заговорщики» не были единодушны в своём суждении, подопытные гораздо чаще не соглашались с большинством. Когда независимых испытуемых было двое, или когда один из подставных участников получал задание давать правильные ответы, ошибка падала более чем в четыре раза. Когда кто-то из подставных давал неверные ответы, но так же не совпадающие с основным, ошибка также сокращалась: до 9-12% в зависимости от радикализма «третьего мнения».

 

Результат поверг в изумление даже организатора эксперимента — Соломона Эша. Он-то был уверен, что граждане США, воспитанные в духе индивидуализма, не должны поддаваться давлению группы. Но природа человека оказалась сильнее традиций свободомыслия.

 

Мне не очень понятно отношение к авторитету именно в эксперименте - что заставляло испытуемых вести себя таким образом - ни идеология, ни профессиональные отношения, ни конфессиональные в этом случае не были затронуты..

 

------------------------------------------------

Эксперимент Музафера Шерифа (меж-групповой конфликт)

 

Музафер Шериф - один из основоположников социальной психологии. Совместно с женой, Кэролайн Вуд, выполнил несколько социально-психологических исследований, ныне считающихся классическими.

 

Одно из них, ныне вошедшее во все учебники социальной психологии, относится к 1954 г. и посвящено теме враждебности. Суть его довольно проста, но важность результаты чрезвычайно важны. Он решил смоделировать меж-групповой конфликт в условиях летнего лагеря для школьников.

 

В летнем лагере незнакомые друг с другом мальчики-подростки были разделены на два отряда: «Гремучие змеи» и «Орлы». В течение недели группы предавались играм и развлечениям, практически не взаимодействуя друг с другом. За это время группы сильно сплотились, выбрали себе названия, которые начертали на футболках, и даже водрузили над хижинами собственные знамена.

 

На следующем этапе мальчиком было предложено участвовать в соревнованиях. В любом соревновании могла выиграть только одна из команд, приз за участие в конкурсе мог достаться только одной группе и т. д. Все члены выигравшей команды получали ценные по мальчишеским меркам призы. Победа одних неизбежно означала проигрыш других, это создало почву для напряженного соперничества. По ходу соревнований, длившихся не один день, напряжение нарастало. Сначала дело ограничивалось взаимными насмешками и бранью, но постепенно ребята перешли к прямым деструктивным действиям. Одна команда похитила и сожгла флаг другой. Обиженные в отместку совершили набег на хижину соперников и устроили там настоящий погром. Вполне поначалу благопристойное соревнование постепенно переросло в полномасштабный конфликт, породив глубокую взаимную неприязнь и предубеждение против соперников.

 

Вскоре между ребятами началась настоящая вражда. Дело доходило до потасовок. Участники каждой команды все сильнее сплачивались между собой и все сильнее ненавидели конкурентов. Когда «орлов» просили описать кого-нибудь из «гремучих змей», они использовали такие слова, как «трусы», «зазнайки» и «подонки». «Змеи» отвечали им взаимностью.

 

Однако, история имела хороший конец. Музафер Шериф начал создавать проблемные ситуации, которые можно было решить только объединенными силами двух команд. Когда перед обеими группами были поставлены общие достаточно серьезные цели, произошли разительные перемены. После того как мальчики поработали вместе, восстанавливая канал водоснабжения (намеренно испорченный исследователями), «скинулись» для того, чтобы взять напрокат киноустановку, и отремонтировали сломанный грузовик, напряжение между группами почти исчезло. Через несколько дней границы между группами фактически растворились, и был установлен мир.

 

По мнению Шерифа, снижению напряженности между любыми группами должно способствовать информирование о противостоящей стороне в позитивном свете, поощрение неформальных, «человеческих» контактов между членами конфликтующих групп, конструктивные переговоры лидеров. Однако ни одно из этих условий не может быть эффективно само по себе. Позитивная информация о «враге» чаще всего не принимается во внимание, неформальные контакты легко оборачиваются тем же конфликтом, а взаимная уступчивость лидеров расценивается их сторонниками как проявление слабости. Самое главное — и это убедительно продемонстрировал еще эксперимент в летнем лагере — это обретение общих целей, в стремлении к которым забывается противоборство.

 

небольшой анализ этого эксперимента Милгрема о повиновении, приведенные Э.Фроммом в "Анатомии человеческой деструктивности":

 

"В исследовании участвовали 40 мужчин в возрасте от 20 до 50 лет из Нью-Хейвена и его окрестностей. Мы подобрали людей с помощью рекламы и прямых предложений по почте. Общая совокупность включала самые различные профессии. Наиболее распространенные — это почтовые служащие, преподаватели вузов, продавцы, инженеры и рабочие. Образовательный уровень — от неполной средней школы до докторов наук. За участие в эксперименте каждый получал 4,5 доллара. Им сообщалось заранее, что деньги они получат только за свое появление в лаборатории, независимо от дальнейших событий.

 

В каждом эксперименте принимали участие как минимум один совершенно "невинный", неопытный представитель и одна "жертва" (по выбору руководителя исследования). Мы должны были выдумать причину, чтобы объяснить неопытным испытуемым необходимость применения электротока (на самом деле он не применялся, но подготовка была). Для прикрытия создавалась легенда об интересе исследователей к проблеме отношений между обучением и наказанием. Вот как звучала эта легенда:

 

"Мы очень мало знаем о воздействии наказания на обучение, ибо по этой проблеме практически нет научных исследований.

 

Так, например, мы не знаем, какая мера наказания дает наибольший результат в учебе; мы не знаем, существует ли различие в восприятия наказания: имеет ли значение для взрослого человека, кто его наказывает — тот, кто старше его или моложе, и многое другое.

 

Поэтому мы собрали здесь взрослых людей разных возрастов и профессий и предполагаем, что среди вас есть ученики и есть учителя.

 

Мы хотим узнать, каково влияние различных личностей друг на друга, когда одни выступают в роли обучающих, а другие — в роли обучаемых, и, кроме того, какова роль наказания при обучении.

 

Я попрошу одного из вас сегодня вечером сыграть здесь роль учителя, а другого — быть учеником.

 

Может быть, кто-то хочет сам быть учителем, а кто-то предпочитает быть учеником?"

 

Дальше испытуемые тянули жребий (бумажки из шляпы): кто будет учителем, а кто — учеником. Жеребьевка была так подстроена, что ничего не подозревающий всегда был учителем, а посвященные — всегда учениками. (На обеих бумажках было написано слово "учитель".) Сразу после жеребьевки учитель и ученик помещались в разные комнаты, причем ученика сажали на "электрический стул" и привязывали. Экспериментатор объяснял, что ремни должны удерживать обучаемого от слишком резких движений во время шока или даже от бегства в соответствующей ситуации. Затем накладывался электрод на запястье обучаемого, которое предварительно смазывалось специальным вазелином "во избежание ожога и волдыря". Испытуемому было сказано, что электрод подключен к генератору шока, который стоит в соседней комнате."

 

-----------

 

"Какие результаты дал этот эксперимент? Многие участники проявили признаки нервозности, особенно при увеличении доз электрошока. Во многих случаях напряжение достигало такой степени, какая редко встречается в социально-психологических лабораторных испытаниях (Курсив мой. — Э. Ф.). Испытуемые потели, заикались, дрожали, кусали губы, стонали и сжимали кулаки так, что ногти впивались в кожу. И это были скорее типичные реакции, чем из ряда вон выходящие.

 

Одним из признаков напряжения были периодические приступы смеха. У 14 из сорока человек этот нервный смех был регулярно повторяющимся, хотя смех в подобной ситуации кажется совершенно неуместным, почти безумным. У трех человек приступы смеха были "неуправляемыми, а у одного испытуемого начались такие конвульсии, что эксперимент пришлось прервать. Испытуемый 46 лет, книготорговец, был в явном смущении из-за своего неуправляемого и "непристойного" поведения. В последующей беседе почтя каждый выражал сожаление и заверял, что он не садист и улыбка вовсе не означала, что мучения жертвы доставляли ему хоть малейшее удовольствие.

 

Вопреки первоначальным ожиданиям ни один из сорока человек не прекратил работу прежде, чем уровень электротока достигал 300 вольт, а жертва начинала барабанить в стенку. Только пятеро из сорока отказались подчиниться требованию экспериментатора и включить ток свыше 300 вольт. Пятеро сами увеличили дозу сверх трехсот: двое до 330 вольт, а остальные трое — до 345, 360 и 375 вольт. Таким образом, 14 человек (35%) оказали сопротивление экспериментатору.

 

А "послушные" нередко слушались лишь под большим давлением и проявляли почти такой же страх, как я сопротивляющиеся. А после окончания эксперимента многие из послушных испускали вздох облегчения, терли глаза и лоб, нервно хватались за сигареты, кое-кто виновато качал головой. И только несколько испытуемых в течение всего эксперимента не проявили никаких признаков беспокойства.

 

------------------

 

При обсуждении эксперимента автор констатировал два удивительных вывода:

 

Первый касается непреодолимой тенденции к повиновению. Испытуемые с детства привыкли, что наносить боль другому человеку — это тяжелый нравственный проступок. И все же 26 человек переступили через этот нравственный императив и послушно исполняли приказы авторитарной личности, хотя она и не обладала никакой формальной властью.

 

Второй непредусмотренный эффект связан с чрезмерным напряжением. Можно было ожидать, что испытуемые либо прекратят выполнять задание, либо будут продолжать — как кому подскажет совесть. Но произошло нечто совершенно иное. Дело дошло до крайней степени напряженности и огромных эмоциональных перегрузок. Один наблюдатель записал: "Я видел, как довольно развязный, уверенный в себе предприниматель средних лет, улыбаясь, вошел в лабораторию. Через 20 минут он превратился в дрожащее, заикающееся, жалкое существо, похожее на нервного больного. Он постоянно теребил мочку уха, потирал руки. А один раз ударил себя кулаком по лбу и пробормотал: “О Господи, когда же это кончится?!” И тем не менее он прислушивался к каждому слову экспериментатора и подчинялся ему до конца".

"На самом деле этот эксперимент чрезвычайно интересен не только для изучения конформизма, но и для изучения жестокости и деструктивности. Это напоминает ситуации реальной жизни, когда, к примеру, выясняется вина солдата, совершавшего чудовищные преступления по приказу командира. Может быть, это касается и немецких генералов, осужденных в Нюрнберге военных преступников или лейтенанта Келли и некоторых его подчиненных во Вьетнаме?

 

Я полагаю, что в большинстве случаев из эксперимента нельзя делать выводов относительно реальной жизни. Психолог был в эксперименте не просто авторитетом, а представителем науки и одного из ведущих научно-исследовательских институтов, занимающихся проблемами высшего образования в США. Принимая во внимание, что наука в современном индустриальном обществе ценится выше всего на свете, среднему американцу трудно представить, что от ученого может исходить безнравственный приказ. Если бы Господь Бог не запретил Аврааму убить сына, он бы это сделал, как это делали миллионы родителей, приносившие своих детей в жертву. Для верующего ни Бог,ни его современный эквивалент, каким является наука, не могут совершить несправедливость. Поэтому повиновение, обнаруженное в эксперименте Мильграма, не должно вызывать удивления. Скорее можно было бы удивиться непокорности 35%.

 

Не должна удивлять и возникшая степень напряженности. Экспериментатор ожидал, "что испытуемые сами прекратят выполнять задание по велению своей совести". Но разве это тот способ, каким люди в жизни выходят из конфликтных ситуаций? Разве не в том состоит особенность и трагизм человеческого поведения, что человек пытается не ставить себя в конфликтную ситуацию? Это означает, что он не осознает свой выбор между тем, что ему диктует жадность и страх, и тем, что ему запрещает его совесть? На деле человек с помощью рационализации устраняется от осознания конфликта, и конфликт проявляется неосознанно в форме сильного стресса, невротических симптомов или чувства вины по совершенно иным, придуманным причинам. И в этом отношении Мильграмовы подопечные вели себя вполне нормально.

 

Однако здесь возникают другие интересные вопросы. Мильграм считает, что его испытуемые находятся в конфликтной ситуации, ибо они не видят выхода из противоречия между авторитарным приказом и образцами поведения, внушенными им в раннем детстве, суть которых: "не навреди другому человеку".

 

Но разве так происходит на самом деле? Разве мы научились "не наносить ущерб другим людям"? Может быть, этой заповеди и учат в церковной школе, но в школе реальной жизни детей, напротив, учат понимать и отстаивать свои преимущества, даже в ущерб другим. И потому конфликт, который предполагает Мильграм в этой ситуации, не столь уж велик."

"Важнейший результат эксперимента сам Мильграм оставляет почти без внимания, а именно наличие совести у большинства испытуемых и их переживание по поводу того, что послушание заставило их действовать вопреки их совести. А если кто-то захочет интерпретировать этот эксперимент как доказательство того, что человека легко сделать бесчеловечным, то я подчеркиваю, что реакции испытуемых говорят о прямо противоположном — т. е. о наличии серьезных внутренних сил личности, для которых жестокое поведение невыносимо. Это подводит нас к тому, что при изучении жестокости в реальной жизни очень важно учитывать не только жестокое поведение, но и (часто неосознанные) угрызения совести тех, кто подчинился авторитарному приказу. (Нацисты были вынуждены применить хитроумнейшую систему сокрытия своих преступлений, чтобы заглушить голос совести у простых немецких граждан.)"

 

http://royallib.ru/read/fromm_erih/anatomiya_chelovecheskoy_destruktivnosti.html#132778 - глава 2 "Бихевиоризм и теория среды

Edited by Lu-chia

Share this post


Link to post
Share on other sites

""Тoмaс Питeрe и Рoбeрт Уoтeрмeн в книгe "В пoискaх сoвeршeнствa" oписывaют экспeримeнт, кoтoрый хoрoшo иллюстрируeт силу слoв, дaжe eсли этo лживыe слoвa:

 

"Есть стaриннaя мудрoсть: "ничтo нe прeуспeвaeт тaк, кaк успeх".

 

Окaзывaeтся, этo утвeрждeниe имeeт прoчную нaучную oснoву. Исслeдoвaтeли, изучaющиe вoпрoсы мoтивaции, выяснили, чтo пeрвeйшим фaктoрoм мoтивaции чeлoвeкa являeтся eгo oщущeниe, чтo oн дeйствуeт успeшнo. Причeм нe имeeт бoльшoгo знaчeния, рeaльный этo успeх или нeт, eсли -срaвнивaть eгo с кaким-тo aбсoлютным этaлoнoм. В oднoм экспeримeнтe взрoслым испытуeмым былo прeдлoжeнo рeшить дeсять oдинaкoвых гoлoвoлoмoк. Пoслe тoгo кaк испытуeмыe, пoрaбoтaв нaд зaдaчaми, сдaли свoи oтвeты, им сooбщили вымышлeнныe рeзультaты их рaбoты. Пoлoвинe испытуeмых учeныe скaзaли, чтo oни пoрaбoтaли успeшнo, прaвильнo рeшив сeмь из дeсяти зaдaч. Другoй пoлoвинe былo скaзaнo, чтo oни пoрaбoтaли плoхo, прaвильнo рeшив тoлькo три гoлoвoлoмки. Пoтoм им зaдaли eщe дeсять oдинaкoвых гoлoвoлoмoк. Тe испытуeмыe, кoтoрым былo скaзaнo, чтo пeрвый рaунд oни прoшли успeшнo, вo втoрoм рaбoтaли дeйствитeльнo лучшe, в тo врeмя кaк рeзультaты втoрoй пoлoвины испытуeмых нa втoрoм этaпe oкaзaлись хужe пeрвoнaчaльных. Осoзнaниe прoшлых успeхoв, пo-видимoму, пoвышaeт стoйкoсть, мoтивaцию или усиливaeт кaкиe-тo иныe кaчeствa, пoзвoляющиe нaм дoбивaться eщe бoльших успeхoв".

 

Нaд рeзультaтoм этoгo экспeримeнтa стoит зaдумaться. Сфaльсифицирoвaнныe рeзультaты oкaзaли вoздeйствиe нa пoдсoзнaниe испытуeмых. Сaмo вoсприятиe успeхa или нeудaчи, пусть дaжe oбмaнчивoe, улучшилo рaбoту oдних и ухудшилo рaбoту других. .""

 

http://www.super-mozg.ru/podsozn.php

 

http://med-info.ru/content/view/1243

 

В 1939 году Уэнделл Джонсон из университета Айовы (США) и его аспирантка Мэри Тюдор провели шокирующий эксперимент с участием 22 детей-сирот из Дэвенпорта. Детей разделили на контрольную и экспериментальную группы. Половине детей экспериментаторы рассказали о том, насколько чисто и правильно они говорят. Вторую половину детей ожидали неприятные минуты: Мэри Тюдор, не жалея эпитетов, язвительно высмеивала малейший недостаток их речи, в конце концов назвав всех жалкими заиками. В результате эксперимента у многих детей, которые никогда не испытывали проблем с речью и волею судьбы оказались в "негативной" группе, развились все симптомы заикания, которые сохранялись в течение всей их жизни. Эксперимент, позже названный "чудовищным", долго скрывали от общественности из страха повредить репутации Джонсона: схожие эксперименты позже проводились над заключенными концлагерей в нацистской Германии. В 2001 году университет штата Айова принес официальные извинения всем пострадавшим в ходе исследования.

Edited by Lu-chia

Share this post


Link to post
Share on other sites

порой удивляюсь тому, что ученые мужи, не готовы немного подумать головой, чтобы увидеть элементарные закономерности, а сами с радостью причиняют зло другим людям, проводя различные эксперименты и не понимая, что самый главный эксперимент проводится как раз на них, и порой они как раз себя описывают в своих бездарных трудах... как те испытуемые, которым нравилось страдания причинять...

Share this post


Link to post
Share on other sites

, да - ученые тоже продукт системы, просто немного с особенностями. но если идет управление гибким сознанием человека - это самонастройка системы или есть кукловоды?

Share this post


Link to post
Share on other sites

, да - ученые тоже продукт системы, просто немного с особенностями. но если идет управление гибким сознанием человека - это самонастройка системы или есть кукловоды?

 

возможно это просто ирония судьбы, с нами происходит то, что мы делаем с другими людьми, просто в другом масштабе... принцип подобия, что наверху, то и внизу, что внутри, то и снаружи... если же есть какой нибудь кукловод, то это отец наш небесный, эволюция... не подумай, что я какой нибудь богослов или проповедник, оперирующий громкими словами об отце, просто многие сейчас отошли от религии, потому что она стала слишком противоречива вследствие того, что люди поднялись на новый уровень сознания, они переросли ее, перешагнули ту ступень истины, которая была оставлена и ослепли, поскольку новую не обрели и каждый смотрит в свою сторону... потому, мне кажется, вскоре новая придет, но отец наш, как был кукловодом, так и останется им =)

Share this post


Link to post
Share on other sites

с нами происходит то, что мы делаем с другими людьми

и то, что делают с нами другие (один психолог проводил исследование, не помню имени, в насилии и сделал выводы, что все самые страшные маньяки сами подвергались в детстве насилию. посмотреть можно в новом Духе времени http://www.wedjat.ru/forum/index.php?/topic/106-%d0%b4%d1%83%d1%85-%d0%b2%d1%80%d0%b5%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b8-3/page__view__findpost__p__1134__hl__%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8__fromsearch__1 ) то мы делаем с другими

 

отец наш, как был кукловодом, так и останется им

ни когда не говори ни когда :)

 

эволюция...

эволюция - это "закономерная закономерность" направленная случайно в случайном направлении :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

и то, что делают с нами другие (один психолог проводил исследование, не помню имени, в насилии и сделал выводы, что все самые страшные маньяки сами подвергались в детстве насилию. посмотреть можно в новом Духе времени http://www.wedjat.ru...__fromsearch__1 ) то мы делаем с другими

так и есть, это говорит о зеркальности мира и слова, что снаружи то и внутри, тождественно равно, что внутри, то и снаружи... так распространяется, множится зло в нашем мире, но и добро тоже...

 

ни когда не говори ни когда :)

а я и не говорил :) однако мне кажется, что начало быть должно, должно быть едино и незыблемо, это точка отсчета, иначе любая система координат вообще не имеет смысла...

эволюция - это "закономерная закономерность" направленная случайно в случайном направлении :)

я думаю эволюция это часть хаоса, совокупность экспериментов с реперными точками в матрице времени, где результаты одного эксперимента являются начальными данными другого... некая сложная система, которая пытается провести закономерную линию от известного начала и равного ей известного конца, то есть бог пытается создать бога, для продления жизни, а хаос есть великий непостижимый порядок с известным началом и неизвестным концом... о как задвинул =)

Share this post


Link to post
Share on other sites

я думаю эволюция это часть хаоса, совокупность экспериментов с реперными точками в матрице времени, где результаты одного эксперимента являются начальными данными другого... некая сложная система

интересный фильм

 

http://rutube.ru/tracks/3304753.html?v=d3bdbbed4db23ffe3b4b1b8c44e1b291

 

спасибо lammabada :)

 

так распространяется, множится зло в нашем мире, но и добро тоже...

что, или вернее - кто, выбирает - что он будет множить? и выбирает ли вообще?

лучше тут http://www.wedjat.ru/forum/index.php?/topic/1354-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D0%B0/ :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мне кажется вы ушли от темы, , подняла вопрос не о добре и зле, а о человеке как биологическом виде. Наше тело это инструмент и мы должны знать его особенности, все эти социальные алгоритмы поведения это как субличности (а может и есть субличности), и тут не стоит вопрос как от них избавиться, а о том как правильно их использовать.

 

Я думаю, все понимают что делить себя на "плохое и хорошее" это не лучший способ развития, так же как "отрезание ненужного" (как раньше отрезали аппендицит сразу при рождении).

 

Надо просто понять, что в нас это есть, и не надо этого боятся или сторониться, надо просто разобраться как это включается/выключается.

 

 

 

 

(если я сам конечно правильно понял :) )

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тe испытуeмыe, кoтoрым былo скaзaнo, чтo пeрвый рaунд oни прoшли успeшнo, вo втoрoм рaбoтaли дeйствитeльнo лучшe, в тo врeмя кaк рeзультaты втoрoй пoлoвины испытуeмых нa втoрoм этaпe oкaзaлись хужe пeрвoнaчaльных. Осoзнaниe прoшлых успeхoв, пo-видимoму, пoвышaeт стoйкoсть, мoтивaцию или усиливaeт кaкиe-тo иныe кaчeствa, пoзвoляющиe нaм дoбивaться eщe бoльших успeхoв".

 

 

Я думаю тут в дело вступает опытность ( они ведь получили обратную связь), когда что-то я уже умею делать, я меньше в себе сомневаюсь, не обращаю внимания на свои комплексы - это если по другому, а поэтому больше сосредоточен на работе, то что мне показалось правильным, сразу считаю правильным, без проверок и размышлений.

Это как первое впечатление о человеке - самое правильное, а потом начинаешь общение и уже вступают в действия - слова и размышления, образ замусоливается, искажается, может стать противоположным.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Надо просто понять, что в нас это есть, и не надо этого боятся или сторониться, надо просто разобраться как это включается/выключается.

золотые слова)).ведь этот феномен повиновения работает и при превращения каждого отдельного индивида в часть толпы, да и во многих других случаях, если абстрагироваться от условий этого эксперимента.

 

 

 

Я думаю тут в дело вступает опытность ( они ведь получили обратную связь), когда что-то я уже умею делать, я меньше в себе сомневаюсь, не обращаю внимания на свои комплексы - это если по другому, а поэтому больше сосредоточен на работе, то что мне показалось правильным, сразу считаю правильным, без проверок и размышлений.

ну у второй половины которую раскритиковали - тоже был опыт, только им сказали что неправильный.Есть люди, которые получают при таких обстоятельствах заряд на правильное освоение - ну на противоречии или чистые пофигисты - но ,думаю, что это процентов 10 от всех людей - к сожалению результаты этого эксперимента не расписаны подробно .

 

а по эксперименту Милгрема - нигде не нашла упоминания о том, раскрыли ли участникам то, что удары током были ложными.

И еще, пришла в голову такая мысль - все испытуемые оказались достаточно чувствительными к лжи - и подсознательно могли знать, что не причиняют вреда - то есть это была игра нервов актеров и их.

Edited by Lu-chia

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я думаю тут в дело вступает опытность

после прочтения поста, первая мысль пришедшая..., я вспомнила Пушкинские строки.." О, сколько нам открытий чудных, готовит просвященья Дух. И Опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг, и случай, Бог изобретатель." только почему-то вместо - НАМ, мне захотелось сказать - о сколько в НАС открытий чудных, готовит просвященья ДУХ.... . Когда наблюдаешь Мир вокруг, его Природу, возникает чувство, что лучше и создать невозможно...и сколько в Природе внутренней Силы. Мы же часть этой Природы, значит имеем ту же Силу... знаем, а теперь стремимся ее раскрыть в себе. Осталось вспомнить, как это сделать :), вроде куда бы проще,? Но почему же так трудно это дается.....где найти

как это включается/выключается.

 

 

:)

Edited by светослава

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть у человека такое свойство - внушаемость. Оно не хорошее и не плохое, но может как вредить человеку, так и помогать. Благодаря ему человек способен учиться, но также ему мы обязаны своим талантом обманываться. Внушаемость - это ментальная открытость к словесному воздействию.

Наиболее легко этому поддаются дети, потому что живут верой (доверием) пока не научились думать сами. Наименее внушаемы те, кто умеет думать, анализировать, уверен в себе, опирается на свои убеждения, приобретённые в опыте жизни.

Если другие могут воздейстовать на вас, значит вы сами можете воздействовать на себя. Поэтому так эффективны техники аутотренинга, НЛП, медитации.

Share this post


Link to post
Share on other sites

.. Тe испытуeмыe, кoтoрым былo скaзaнo, чтo пeрвый рaунд oни прoшли успeшнo, вo втoрoм рaбoтaли дeйствитeльнo лучшe, в тo врeмя кaк рeзультaты втoрoй пoлoвины испытуeмых нa втoрoм этaпe oкaзaлись хужe пeрвoнaчaльных. Осoзнaниe прoшлых успeхoв, пo-видимoму, пoвышaeт стoйкoсть, мoтивaцию или усиливaeт кaкиe-тo иныe кaчeствa, пoзвoляющиe нaм дoбивaться eщe бoльших успeхoв". 

 

Может быть @Донна-Роза, имела в виду такую мысль:

 

Когда ты успешно выполнил дело, оно спокойно укладывается у тебя в голове и не мешает, другое дело когда в голове куча незавершенных дел, постоянно отвлекаешься с одного на другое не можешь сосредоточится.

 

Те испытуемые которые якобы правильно решили головоломки, могли спокойно с чистой головой решать новые. Испытуемые из второй же группы постоянно думали что-же они сделали не правильно, плюс у них закралась неуверенность в своих старых знаниях, поэтому они прокручивали в голове кучу возможных и не возможных решений, и постоянно сомневались, естественно они второй раунд проиграли.

 

Так что эксперимент был не совсем чистый, хотя эмоциональный план, я думаю,  то-же сыграл большую роль в перевесе первой группы. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

@AlexStone, Спасибо, именно это я и хотела сказать.

Когда уже человеку сказали, что он много ошибался, он уже не доверяет

своему решению, он понял, что то, что он считал верным таким значит не оказалось и

новые задачи он уже не просто решает, но еще и пытается угадать в чем мог ошибится на этот раз.

Именно угадать - раз его умения не хватило в прошлый раз, он пытается что_то в чем не очень уверен поменять на противоположное, отсюда те дополнительные ошибки и вылезают.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мне кажется вы ушли от темы, , подняла вопрос не о добре и зле, а о человеке как биологическом виде. Наше тело это инструмент и мы должны знать его особенности, все эти социальные алгоритмы поведения это как субличности (а может и есть субличности), и тут не стоит вопрос как от них избавиться, а о том как правильно их использовать.

 

 

 

 

Тело, конечно, инструмент. Но руководит им Душа. Она и определяет поведение человека в первую очередь, а  уж потом рефлексы-инстинкты и социальные воздействия. :D

Edited by Lu-chia
оформление цитаты

Share this post


Link to post
Share on other sites

Социум очень жестко структурирован, поэтому знание алгоритмов нуждается в подкреплении властными полномочиями. Иначе, все это только на уровне фантазии.

Share this post


Link to post
Share on other sites

а по эксперименту Милгрема - нигде не нашла упоминания о том, раскрыли ли участникам то, что удары током были ложными.

Каждому сразу по окончании объясняли суть эксперимента, иначе последствия для психики плачевные. Это же экстремальная ситуация для психики человека (внутренний конфликт "совесть - потребность подчиняться") на фоне стресса, когнитивный диссонанс.

 

Фильм "Эксперимент Милгрэма": (в начале качество не очень, в течение 35 сек.)

 

http://smotri.com/video/view/?id=v15162222185

 

О психологии экстремальных ситуаций:

http://www.aquarun.r...rem/default.htm

 

:hohot:

Edited by Vodoley

Share this post


Link to post
Share on other sites

Евгений Доценко

Манипуляция: феномен, механизм, защита

 

http://www.aquarun.ru/psih/ks/ks7.html

 

Манипуляция — это вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями.

Разумеется, конкретные слова оказываются не вполне точными. Поэтому можно предложить и иные формулировки — в том числе упрощенные — определения межличностной манипуляции:

 

Манипуляция — это вид психологического воздействия, при котором мастерство манипулятора используется для скрытого внедрения в психику адресата целей, желаний, намерений, отношений или установок, не совпадающих с теми, которые имеются у адресата в данный момент.

 

Манипуляция — это психологическое воздействие, нацеленное на изменение направления активности другого человека, выполненное настолько искусно, что остается незамеченным им.

 

Манипуляция — это психологическое воздействие, направленное на неявное побуждение другого к совершению определенных манипулятором действий.

 

Манипуляция — это искусное побуждение другого к достижению (преследованию) косвенно вложенной манипулятором цели.

 

В практических целях иногда удобнее пользоваться непосредственно метафорой: манипуляция — это действия, направленные на «прибирание к рукам» другого человека, помыкание им, производимые настолько искусно, что у того создается впечатление, будто он самостоятельно управляет своим поведением.

 

В определении использовано понятие психологического воздействия, которое до сих пор, однако, само еще не было определено. Одно из замечаний, которые приходилось слышать в адрес определения манипуляции, состоит в том, что манипуляцию нельзя считать воздействием, поскольку она не может быть односторонней: манипуляция разворачивается как процесс взаимодействия, в ходе которого происходит учет особенностей адресата. Об учете особенностей адресата в монографии будет еще немало сказано, но объяснить, почему же все-таки я использую термин «воздействие», необходимо.

Неразработанность как самого понятия психологического воздействия, так и теоретического аппарата его описания отмечалась неоднократно. Тем не менее в предлагаемых определениях имеющиеся расхождения не выглядят критическими. Так, Г.А. Ковалев под воздействием в самом общем смысле понимает «процесс... который реализуется в ходе взаимодействия двух или более равноупорядоченных систем и результатом которого является изменение в структуре (пространственно-временных характеристиках), состоянии хотя бы одной из этих систем» (В целом с ним согласуется определение, которое предлагает Г.А. Балл: «Воздействие предмета В на предмет А — это событие, состоящее в том, что предмет В (возможно, совместно с предметами С, В, и др.) вызывает или предотвращает некоторое изменение предмета А. Психологическим естественно считать такое воздействие индивидуального или группового субъекта В, которое вызывает или предотвращает изменение психологических характеристик и проявлений индивида-реципиента А, в том числе относящихся к его деятельности (и поведению в целом), к его сознанию (и бессознательной сфере психики), к его личности»). Проще это выражено Т.С. Кабаченко, которая под психологическим воздействием понимает «изменения психологических характеристик личности, групповых норм, общественного мнения или настроения за счет использования психологических, социально-психологических закономерностей». В общем эти определения близки тем, которые предлагались раннее.

 

----------

Обобщение модели психологической манипуляции

 

Мотивационное воздействие в общем виде разворачивается по формуле «если... то...», в которой как после «если», так и после «то» может стоять любая многочленная конструкция с множеством вариантов подстановки: субъект (я, они, это, обстоятельства, условия) + предикат (присутствует, делает, выглядит и т.п.) + дополнения (так-то, это, по-другому и т.д.). Наличие в психике механизма мотивационного переключения, функционирующего по принципу оператора условного перехода, позволяет человеку или животному гибко настраиваться на множество переменных, задающих внутренние и внешние условия существования. Ввиду эксплуатации именно этого психологического механизма всякое психологическое воздействие неизбежно должно являться обусловливанием (к сожалению, этот термин уже закреплен за частным видом психологического воздействия).

 

Идея подбора средств воздействия, различных «если» вскрывает точку соприкосновения понятия манипуляции в неметафорическом смысле (как произвольное перемещение и искусное преобразование неодушевленных объектов) с манипуляцией как метафорой (использование людей в функции объектов, с которыми позволительно обращаться как с вещами).

Возможно поэтому нередко любые техники косвенного (психотерапевтического, воспитательного, управленческого) воздействия относят к манипулятивным. Конечно, всякая манипуляция основана на косвенном воздействии, но качество быть манипуляцией задается не технологией, а намерением актора: добиться одностороннего выигрыша, навязать адресату собственную цель и пр.

Если теперь кратко подвести итог пройденному на данный момент в нашем исследовании пути, то можно указать следующие средства (набор «ключиков»), с помощью которых производится разворачивание манипулятивного воздействия:

 

1. Определение вектора воздействия, исходя из подзадач. Например, отвлечение внимания адресата от некоторой области, ограничение внимания на требуемом содержании, снижение критичности адресата, повышение собственного ранга в его глазах, внедрение в сознание адресата требуемого желания, намерения, устремления, изоляция от влияния со стороны других людей, контроль других возможных помех и т.п.

 

2. Подбор вида силы (оружия воздействия) для оказания давления. Например, перехват инициативы, введение своей темы, сокращение времени для принятия решения, приведение в состояние (или выбор момента), когда критичность адресата снижена, рекламирование себя или намек на широкие связи и возможности, демонстрация (или имитация) собственной квалификации, апелляция к присутствующим, создание мифического большинства и т.п.

 

3. Поиск мотива, через который можно проникнуть в психическую сферу, «влезть в душу». Совсем не обязательно это будет стремление к успеху, деньгам, славе или сексуальному удовлетворению. «Струнами души» может оказаться любой значимый мотив: переживания из-за невысокого роста (полноты, болезней, размера обуви), гордость, что он интеллигент в четвертом поколении (старший сын, донской казак), хобби, любопытство, нетерпимость к какому-то типу людей и т.д.

 

4. Постепенное наращивание давления по различным линиям (если требуется):

 

повышение плотности (ряд близких по содержанию или форме воздействий),

тотальность воздействия — его разноплановость, разнообразие каналов и мишеней воздействия,

постоянство — настойчивость, доходящая до назойливости,

интенсивность — повышение силы влияния.

 

Подобным же образом перечислим механизмы, реализующие психологическое (манипулятивное) воздействие:

1. Присоединение к внутреннему миру адресата — захват, плотное соприкосновение, «сцепление». Включается в работу в тех случаях, когда структура ситуации, проблемы или процессуального паттерна (рисунка взаимодействия между элементами структуры) оказывается сходной по своим характеристикам с соответствующей частью внутреннего мира. Это сходство в случае манипуляции нередко возникает в результате моделирования (имитации, создания подобия) манипулятором такой структуры (ситуации, проблемы или процессуального паттерна), которая актуализирует атакуемую часть мира адресата — мишень воздействия. Этот процесс перемещения активности извне вовнутрь (внутриличностная интервенция), ее воспроизведение на основе структурно-динамического сходства внешней и внутренней деятельности Д. Гордон назвал трансдеривационным поиском («Терапевтические метафоры»). Короче говоря, «подобное реагирует на подобное».

2. Психические автоматизмы в том значении, как это было описано выше, то есть сокращенные схемы внутриличностного взаимодействия, обеспечивают каналы быстрого, а главное — фиксированного, точно известного, перемещения активности — энергии воздействия манипулятора — к необходимым областям внутреннего мира адресата.

3. Подключение «питания», обеспечение энергией этих процессов. Происходит путем заимствования побудительной силы у мотивов, к которым в данный момент имеется доступ.

4. Присвоение — загадка отождествления «Я» адресата со своей активностью. Субъектность, личностное начало в человеке, по каким-то еще мало понятным законам (то ли иллюзии, то ли сущности) присваивает психические процессы и содержания, придает им статус «моего». Это личностное начало или «Я», будучи обманутым, принимает чужое желание за свое. Возможно, такое присвоение происходит столь легко потому, что изначально «своего» у человека всегда гораздо меньше, чем заимствованного. В таких условиях распознать привнесенное от чужеродного порой весьма трудно.

Именно поэтому конечная направленность манипулятивного воздействия диктуется стремлением манипулятора переложить ответственность за содеянное по его же собственному наущению на свою жертву. По-видимому, именно это обстоятельство определяет негативное отношение к манипуляции, безошибочно угадывающее в ней наличие разрушительного начала.

 

-----------------------------

Собственным же «родимым грехом» манипуляции надо признать ее разрушительное влияние на личность (в узком смысле понятия) человека. Как уже указывалось, начальный этап манипулятивного влияния, как правило, порождает (или обостряет) конкуренцию мотивов адресата, инициируя его внутренние колебания. То же происходит и в воспитательном воздействии, которое, однако, предполагает поддержку воспитуемого в его личностном росте, чтобы возникшее противоречие было им использовано как дополнительный ресурс развития. Наоборот, потерпевший от манипуляции оказывается в положении, когда поступок уже совершен, но выбор им оценивается как неверный. Если (пусть и с опозданием) манипулятор был обличен, то, несмотря на досадное чувство проигрыша, хотя бы часть ответственности (вины) человек может переложить на манипулятора. Хуже, если вся ответственность остается на потерпевшем. Тогда возникшее состояние переживается как урок собственной ошибки, что создает угрозу внутреннего разлада, нарушения личностной целостности.

Попутно заметим, что известный эксперимент, в котором обнаружен феномен горькой конфеты, был выстроен по манипулятивной схеме: ребенок помещался в положение келеровской обезьяны (актуализация простого мотива), с ним заключался «договор» (актуализация конкурирующего мотива), затем провоцировалось его нарушение (облегчением возможности получения желанной конфеты) и в завершение — лицемерная похвала (форсированное обострение противоречия). В нем, как в капле воды, отражен объектный подход к человеку, характерный для науки, считающей вполне допустимым рассечение живой ткани в исследовательских целях.

Картина разрушений от манипуляции содержит также и ущерб, наносимый самому манипулятору. Все указанные виды разрушения с не меньшим «успехом» действуют и на инициатора манипуляции. Апеллируя к низменным мотивам, манипулятор невольно повышает их значимость в собственных глазах (например, как нечто очень полезное или эффективное). Деформация или задержка личностного роста для манипулятора возможно чревата даже большими издержками, чем для адресата, поскольку в данном случае он не жертва манипуляции, а «сам того хочет». Манипулятор, особенно успешный, в угоду манипуляции сужает свой арсенал средств достижения целей, поэтому ему со временем все труднее вырваться из «своей колеи».

Что касается разрушения личности, то манипулятору и здесь достается. Сама технология манипулятивного воздействия требует от манипулятора известной внутренней раздвоенности. Как правило, таковая уже имеется, поскольку именно желание справиться со своими же затруднениями, защититься от своего же «разбитого нарциссизма» ведет человека к использованию для этой цели других людей. Однако расщепление других не проходит для него бесследно, поскольку достигается это посредством активной эксплуатации собственной противоречивости. Таким образом, используя другого, манипулятор наносит вред не только ему, но и самому себе.

 

Е.Н. Волков

Основные модели контроля сознания

 

http://www.aquarun.r...ih/ks/ks12.html

 

В американской психологической науке существует несколько основных моделей деструктивного воздействия тоталитарных групп. Классической является модель Р. Дж. Лифтона, изложенная в работе «Реформирование мышления и психология тотализма». Лифтон выделяет восемь элементов, приводящих к катастрофическому изменению сознания:

 

1) Контроль окружающей обстановки (среды) — жесткое структурирование окружения, в котором общение регулируется, а допуск к информации строго контролируется.

2) Мистическое манипулирование — использование запланированной или подстроенной «спонтанной», «непосредственной» ситуации для придания ей смысла, выгодного манипуляторам. Например, физиологические и психологические изменения при переходе на вегетарианское питание объясняются «нисхождением святого духа».

3) Требование чистоты — резкое деление мира на «чистый» и «нечистый», «хороший» и «плохой». Тоталитарная секта — «хорошая» и «чистая», все остальное — «плохое» и грязное».

4) Культ исповеди — требование непрерывной исповеди и интимных признаний для уничтожения границ личности и поддержания чувства вины.

5) «Святая наука» — объявление своей догмы абсолютной, полной и вечной истиной. Любая информация, которая противоречит этой абсолютной истине, считается ложной.

6) Нагруженный (культовым смыслом) язык — создание специального клишированного словаря внутригруппового общения с целью устранения самой основы для самостоятельного и критического мышления.

7) Доктрина выше личности — доктрина более реальна и истинна, чем личность и ее индивидуальный опыт.

8) Разделение существования — члены группы имеют право на жизнь и существование, остальные — нет, т.е. «цель оправдывает любые средства»

.

Впоследствии Лифтон развил свою концепцию, дополнив ее моделью «удвоения личности» в работе «Нацистские врачи: медицинское убийство и психология геноцида». Он попытался объяснить психологические механизмы, которые позволили профессиональным врачам стать профессиональными убийцами, когда они были частью самого эффективного конвейера убийств, известного западной цивилизации: нацистских лагерей смерти.

Это исследование привело к более точному пониманию того, как люди, психически здоровые, часто интеллектуальные, образованные и идеалистичные, довольно быстро могут становиться фанатиками движений, вся идеология и деятельность которых прямо противоречит их первоначальным взглядам на мир. Такая резкая и глубокая ресоциализация личности является результатом специфической адаптивной реакции в условиях чрезвычайного группового давления и манипулирования базисными человеческими потребностями. Лифтон назвал ее «удвоением». Удвоение заключается в разделении системы собственного «я» на две независимо функционирующие целостности. Разделение происходит потому, что в определенный момент член культовой группы сталкивается с тем фактом, что его новое поведение несовместимо с докультовым «я». Поведение, требуемое и вознаграждаемое тоталитарной группой, настолько отличается от «старого «я», что обычной психологической защиты (рационализации, вытеснения и т.п.) недостаточно для жизненного функционирования. Все мысли, убеждения, действия, чувства и роли, связанные с пребыванием в деструктивном культе, организуются в независимую систему, частичное «я», которое полностью согласуется с требованиями данной группы, но происходит это не по свободному выбору личности, а как инстинктивная реакция самосохранения в почти невыносимых — психологически — условиях.

 

Удвоение отличается от традиционных концепций «расщепленного» сознания и «расщепленных» психологических систем личности (то есть составных личностей). Эти процессы считаются пожизненными моделями, которые начинаются в раннем детстве, обычно в ответ на серию травматических событий и крайне конфликтных отождествлений, которые незрелая психика не может постигнуть или интегрировать и остаться при этом нетронутой или «целой». Более того, диссоциированные или множественные «системы личности» индивида обычно сознательно не подозревают друг о друге и скорее действуют независимо. При удвоении, однако, две «личности» знают друг о друге, и все-таки действия «злой» половины не имеют никаких моральных последствий для того «я», которое не несет на себе зла. Удвоения не бывает у детей даже тогда, когда они сталкиваются с подавляющей травмой. Оно происходит у взрослых, реагирующих на крайнюю, но не непостижимую ситуацию (такую, как тоталитарный режим). Более того, у взрослого, который «раздваивается», присутствует элемент активного, адаптивного, участия как средство приспособления к крайности.

Удвоение включает массированную психическую перестройку, однако оно может быть относительно временным и относительно легко обратимым. Само по себе удвоение не является ни плохим, ни хорошим. Говоря вообще, приспособительная потенциальная способность к удвоению является присущей человеческой психике и может быть со временем спасительной для жизни: для солдата на войне, например; или для жертвы жестокости, такой, как заключенный в Аушвице, который должен испытать какой-то вид удвоения, чтобы выжить. Но адаптивно «удвоенное «я» может стать опасно необузданным, как это произошло у нацистских докторов. К тому же, кроме социальной опасности массового «удвоения» это явление в любом случае наносит тяжелейшую травму душе и психике человека, вынужденного его пережить, что прекрасно известно по опыту узников лагерей и ветеранов войн.

Именно интенсивность и особенности воздействия в деструктивных культах таковы, что их трудно приравнять к обычным способам социализации и жизнедеятельности. Ближе всего к тому, что происходит в тоталитарных сектах — подготовка новобранцев в армии, пребывание на войне, тюрьмы, концлагеря и разные подпольные группы. Чрезвычайность однонаправленного воздействия — чрезвычайного по силе и специально созданным условиям, резко отличающимся от обыденно-повседневного процесса социализации, — при отсутствии равносильной конкуренции, равновесного выбора — вот что такое деструктивная культовая группа в социально-психологическом смысле. Если в нормальном обществе предлагаются различные (и противоположные, взаимоисключающие) идеи с более или менее одинаковой силой, то деструктивный культ, с этой точки зрения, это целенаправленная система для обеспечения исключительно одностороннего воздействия с максимальным исключением возможности выбора и с максимальным обеспечением силового воздействия одной идеи или личности.

 

Социально-психологические модели

 

В одном из исследований культа НЛО (по общему мнению, не отвечающего критерию деструктивного культа) выдвигается предположение, что теория принятия ролей недостаточно объясняет поведения членов культа. В нем делается вывод, что «когда люди присоединяются к религиозному культу, они сначала меняют свое поведение, усваивая новую роль... безграничная вера истинного верующего обычно развивается только после продолжительного участия в культовой повседневной деятельности».

В противоположность этому стэнфордский психолог Филип Зимбардо и его коллеги изыскивают интегрированную социально-психологическую модель того, что они определяют как «обращение с помощью убеждения». Обрисовывая «принципы обращения убеждением», они отмечают, что члены культа «погружены в группу и поощряются к деиндивидуализирующим действиям и чувствам... индивида заставляют ощутить силу группы, которую он разделяет». Новичкам предлагают слушать некритически, безоценочно и с преднастроенным восприятием повторяющиеся лекции и другие «информационные вливания», в то время как привлекательные, ничем не отличающиеся от новичков люди моделируют искренность, счастье, жизнеспособность и безусловное принятие идей культа. Изменению позиции и поведения помогают путем мощных социальных подкреплений, которые раздаются свободно. Эти подкрепления включают улыбки, благоприятное мнение, похвалу, одобрение, физический контакт и видимую любовь. Неприемлемое поведение со стороны новичка, однако, вызывает немедленную единообразную реакцию всех членов группы; они все опечалены, никогда не гневаются на отклоняющиеся от нормы действия или мысли. Культовые центры по идеологической обработке имитируют типичные ролевые отношения типа гость-хозяин (т.е. член культа — новичок культа)», и чувство вины — мощный модификатор поведения — является результатом, когда новичок огорчает своего «хозяина».

 

Модели измененного состояния и гипнотические/метапознавательные

 

В отчетах депрограммированных культистов немало схожих описаний процессов обращения и последующего погружения в культ. Они описывают чувство «пребывания в другом мире», отмеченное сосредоточенным вниманием, искаженными восприятиями, стереотипными аффектами и суженным критическим суждением. Эти факторы привели ряд исследователей к гипотезе, что в контексте социального контроля окружающей среды и давления группы участие в культе вызывает «похожее на транс» измененное состояние сознания, близкое во многих отношениях к гипнозу, характеризующееся повышенной внушаемостью, узким фокусом самоосознания, возрастающей зависимостью и усиливающимся принятием навязываемой роли. Они сравнивают процесс культового обращения с искажением информации и манипулированием вниманием, используемыми в качестве лечебных средств в гипнотерапии и представляют концепцию культового обращения и поддержания членства как частично вызванных похожим на гипноз феноменом: «Когда приступают к процессу вовлечения в культ... стимуляция трансом часто становится формализованной и ценимой практикой, вводимой путем монотонного пения... медитацией или деятельностью типа «говорения на языках». Хотя, как в фазе обращения, состояния транса продолжают усиливать групповую преданность и поглощение информации, их первая задача в процессе вовлечения в культ явно заключается в том, чтобы бороться с сомнением, скептицизмом и внешней критикой».

Многие первичные культовые взаимодействия направлены на возвращение в состояния, похожие на детские. В ходе уик-энда лидер группы управляет похожим на детское поведением, поощряя вновь принятых членов петь детские песенки, играть в детские игры, есть детские легкие закуски и проговаривать вслух примитивные утверждения о мире и любви. От группового лидера можно услышать поощрение членов группы к тому, чтобы «растопиться вместе как арахисовое масло и желе», чтобы быть друг к другу ближе. Групповые лидеры отучают от характерных черт взрослого поведения, включая независимость суждений, установление контекста, личное принятие решений или индивидуальное истолкование.

Edited by Lu-chia

Share this post


Link to post
Share on other sites

,

не совсем ясно как dеsstructiоn действует на самого манипулятора...

Share this post


Link to post
Share on other sites

, да, из статьи неясно, вопрос сложный. Предполагаю, что у него развивается мания величия постепенно. Почитаю еще где-нибудь у авторов -гуманистов).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эверетт Шостром. Манипуляторами не рождаются.

 

существует восемь основных манипулятивных типов, и вы их наверняка с легкостью узнаете, поскольку каждый из них есть среди ваших друзей или знакомых.

 

1. ДИКТАТОР. Он безусловно преувеличивает свою силу, он доминирует, приказывает, цитирует авторитеты — короче делает все, чтобы управлять своими жертвами.

Разновидности ДИКТАТОРА: Настоятельница, Начальник, Босс, Младшие Боги.

 

2. ТРЯПКА. Обычно жертва Диктатора и его прямая противоположность. Тряпка развивает большое мастерство во взаимодействии с Диктатором. Она

преувеличивает свою чувствительность. При этом характерные приемы: забывать, не слышать, пассивно молчать.

Разновидности Тряпки — Мнительный, Глупый, Хамелеон, Конформист, Смущающийся, Отступающий.

 

3. КАЛЬКУЛЯТОР. Преувеличивает необходимость все и всех контролировать. Он обманывает, увиливает, лжет, старается, с одной стороны, перехитрить, с другой —

перепроверить других.

Разновидности: Делец, Аферист, Игрок в покер, Делатель рекламы, Шантажист.

 

4. ПРИЛИПАЛА. Полярная противоположность Калькулятору. Изо всех сил преувеличивает свою зависимость. Это личность, которая жаждет быть предметом забот. Позволяет и

исподволь заставляет других делать за него его работу.

Разновидности: Паразит, Нытик, Вечный Ребенок, Ипохондрик, Иждивенец, Беспомощный, Человек с девизом «Ах, жизнь не удалась, и поэтому...».

 

5. ХУЛИГАН. Преувеличивает свою агрессивность, жестокость, недоброжелательность. Управляет с помощью угроз различного рода.

Разновидности: Оскорбитель, Ненавистник, Гангстер, Угрожающий. Женская вариация Хулигана — Сварливая Баба («Пила»).

 

6. СЛАВНЫЙ ПАРЕНЬ. Преувеличивает свою заботливость, любовь, внимательность. Он убивает добротой. В некотором смысле столкновение с ним куда

труднее, чем с Хулиганом. Вы не сможете бороться со Славным Парнем. Удивительно, но в любом конфликте Хулигана со Славным Парнем Хулиган проигрывает.

Разновидности: Угодливый, Добродетельный Моралист, Человек организации.

 

7. СУДЬЯ. Преувеличивает свою критичность. Он никому не верит, полон обвинений, негодования, с трудом прощает.

Разновидности: Всезнающий, Обвинитель, Обличитель, Собиратель улик, Позорящий, Оценщик, Мститель, Заставляющий признать вину.

 

8. ЗАЩИТНИК. Противоположность Судье. Он чрезмерно подчеркивает свою поддержку и снисходительность к ошибке. Он портит других, сочувствуя сверх всякой меры, и

отказывается позволить тем, кого защищает, встать на собственные ноги и вырасти самостоятельным. Вместо того чтобы заняться собственными делами, он заботится о нуждах

других.

Разновидности: Наседка с цыплятами, Утешитель, Покровитель, Мученик, Помощник,Самоотверженный.

 

Повторю, мы обычно являем собой какой-то один из этих типов в наиболее выраженной форме, но время от времени в нас могут просыпаться и

остальные. Манипулятор безошибочно находит себе партнера, наиболее подходящего ему по «типу».

Edited by Lu-chia
формат текста

Share this post


Link to post
Share on other sites

утро началось с Эвереттов, забавно.

как я понимаю,основная цель манипуляции - "не делать самому", халява, в общем. ест еще момент -смешивать мелкие манипуляции друг другом в быту и манипуляции одним человеком (группой людей) гораздо большего количества людей правомерно ли?

Edited by Lu-chia

Share this post


Link to post
Share on other sites

А не так ли действуют боги, программируя людей на реальное будущее? Теперь некоторые поймут мотивацию поступков сталкеров, подрывающих общественное мнение, сформированное действиями манипуляторов...

Вот мне тут говорят (одна из моих суб), что наши представления о высших силах были сформированы нами самими, и по-моему это наша зажатость и предрассудки делают нас закрытыми от космоса, реального космоса.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В приведенной выше классификации мы увидим, что все восемь психотипов имеют свою пару дуальности. Так

Диктатор - Тряпка

Калькулятор - Прилипала

Хулиган - Славный парень

Судья - Защитник

 

И так, выявив, таким образом, тот психотип, которым пользуется испытуемый субъект, мы уже знаем ту пару дуальности, которую он своим поведением вызывает.

Share this post


Link to post
Share on other sites