Перейти к содержимому

О трудностях достижения баланса


В этой теме нет ответов

#1 Джина

    Собеседник



  • 511 сообщений
  • 117 благ
  • Знак зодиака:Неизвестен

Отправлено 29 Декабрь 2017 - 11:51

Изображение


О трудностях достижения баланса


Балансировать, цепляясь за хаотичное переплетение, непросто, особенно, пульсирующему сердцу, от которого расходятся сосуды, равномерно распределяя душу по всему организму. Они проходят сквозь центр, насыщают его горячей кровью, даря секундную вспышку близости прикосновения к жизни.

Сердце, как паук, в центре свитой паутины, бьётся только тогда, когда нити дрожат, подавая сигнал, что жертва попалась в силки и запуталась накрепко. Испить её сейчас, когда она полна сил для борьбы и кипит жаждой продолжать своё существование, всё равно, что варварски пожирать сырое мясо голыми руками, то есть сознательно лишать себя удовольствия от процесса подготовки, приготовления пищи и красивой сервировки стола.

Подготовка – пусть запутается сильнее, перестанет понимать суть происходящего, зациклится исключительно на бесплодных попытках достичь избавления, оставив на заднем плане всё остальное, как второстепенное, не имеющее приоритетной важности. И, тем самым, придёт к тому, что завязнет окончательно и бесповоротно, потеряет себя, перестанет быть бабочкой ли, мухой или божьей коровкой, красивой картинкой, смиренным обывателем, доброй душой, а станет лишь добычей, ценным материальным вложением, пищей для сердца.

Приготовление – остудить начинающую затухать лихорадочно-бессмысленную деятельность, ужалить, парализовать. Пусть перестанет даже метаться, застынет на месте, не в силах шевельнуться лишний раз из-за страха, непонимания происходящего, оттого, что нити затянулись до предела, спеленали плотным коконом, залепили все сенсоры, куда ни дёрнись, всё безвыходно и одинаково фатально. Пусть еда теперь тщательно переварится в своём соку, накрутит, закрутит, изведёт себя, подавая на блюде без всякого окаймления самую суть свою, как приятный нектар. Все же отходы, всё лишнее, ненужное, непригодное, остаётся в коконе. Пустая оболочка с отходами, разве есть в ней теперь какая-нибудь ценность? Что можно, уже отдано для насыщения сердца, для одного только лишь такта работы, чтобы продлить бытование до следующего сокращения.

Без нитей существование немыслимо. И сердце держится, цепляется за них, и, каждый раз, как одна или другая опасно истончается или, и вовсе, рвётся, заходится в заполошном истерическом ритме, выжимая в несколько раз сильнее пока ещё здоровые и целые. И тогда запускается безжалостный, но закономерный механизм. И вот тревожно вибрирует и отпадает ещё одна нить, и ещё, и приходится насильно успокаиваться, чтобы повиснуть, балансируя, на последних оставшихся, наблюдая, как обрывки некогда слаженно работающей системы падают вниз, исчезая в темноте бездонной пропасти, которую теперь, по мере уничтожения паутины, становится видно всё отчётливей. От неё уже не закроешься и не спрячешься, она зияет бесконечным провалом, чьей-то чужой огромной пастью, раззявленной и готовой принять в пищу недавнего хищника, ныне самого обернувшегося жертвой.

И тогда остаётся либо тихо застынуть, замереть, притаиться, либо спешно свивать новую паутину, чтобы закрыть уродливый провал под ногами, вновь почувствовать себя хозяином своего, пусть и незавидного, положения, и презрительной подачкой скидывать высушенные трупики вниз, избавляясь от лишнего мусора.

Но, однажды, настанет такой момент, когда давление сгущающегося вокруг мрака станет непереносимым, а зависимость от сотканного полотна покажется мерзкой тюрьмой, возведённой заключённым вокруг себя по ошибке вместо твердыни надёжного и уютного дома.

И тогда сердце вздрогнет и оборвёт разом всё, а душа крылатой птицей взлетит навстречу солнцу, венчающему корону горной цепи. Совьёт своё гнездо на самой выдающейся возвышенности, закрывшись сферой умиротворения и спокойной радости от останков бывшей жизни, спрутом выползающих их ямы, чтобы затащить обратно своё сердце, ведь без него бесконечное пожирание потеряет основополагающее значение, как молитва без алтаря. Сети силком обовьются у подножия гор, с терпеливой покорностью ожидая, пока душа согреется, пресытившись лучами солнца. И не начнёт коситься зоркий птичий глаз на далеко позади оставленную пропасть, разжигая внезапно вспыхнувший, затухший было интерес.

И когда ровное тепло обратится терзающим огнём, раскроются крылья, закрывая свет, и унесут своего владельца в бездну, а нити радостно рванут из птичьей груди паучье сердце, вживляя его обратно туда, где ему самое место, ласкаться в объятиях созданных пут.

Сообщение отредактировал Джина: 29 Декабрь 2017 - 12:10

Поблагодарили 3 Форумчан:
 


Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

Рейтинг@Mail.ru