Живая Эзотерика
 
 
Навигация

Новое на сайте
Чистое сознание – это Пустота.
Автор: Эсфирь
Добавлено: 12-03-2017, 16:21
Энергии марта 2017
Автор: astar
Добавлено: 3-03-2017, 16:22
Таро прогноз на 2017 год
Автор: astar
Добавлено: 15-01-2017, 14:06
Не совершенствоваться, а стать иным.
Автор: Эсфирь
Добавлено: 9-01-2017, 17:52
Интуиция в астрологии
Автор: Vova Bezimynko
Добавлено: 11-12-2016, 06:14
добавить свою
статью или анонс »
 
 
Вы здесь: » » » Узловые проблемы теории познания

Узловые проблемы теории познания

В статье по-новому рассматривается природа отражения. Сущность всякого отражения заключается в воспроизведении природы объекта в идеальной форме. Идеальное - это не специфическая природа отражения, присущая человеческому сознанию, а универсальная природа отражения, свойственная любому предмету мироздания.

В рамках диалектического материализма теория познания строится исходя из положения об односторонней зависимости сознания от материи, сведения природы идеального к его спецификой разновидности – человеческому сознанию. Задача рассмотрения основных положений теории познания с позиций диалектического дуализма заключается, прежде всего, в исследовании природы отражения с позиций подхода, противоположного монизму.

Проблема отражения

Статус категории отражения в теории диалектического материализма рассматривается производным от понятия развития, движения, в силу придания категории движения (развития) статуса способа существования материи (мира). Соответственно такому статусу категории движения отражение выступает его стороной, моментом структуры движения, наряду с другим моментом движения – взаимодействием. Причем наиболее распространенная трактовка статуса отражения с позиций диалектического материализма сводит его к внутренней стороне взаимодействия. Выгодно отличается более диалектическим подходом концепция соотношения отражения и взаимодействия С.Н. Смирнова (1974), который определяет отражение как относительно самостоятельный момент движения, диалектически противоположный взаимодействию.

С позиций диалектического дуализма отражение, взаимодействие, движение (развитие) находятся в ряду атрибутивных сторон природы мира, имеющих равноправное положение в отношении выражения природы мира. Любой из этих атрибутов можно брать за исходное отношение (противоречие) природы мира и через него вводить в определении природы мира все остальные атрибуты природы мира.

Так, если мы за исходное отношение возьмем вслед за диалектическим материализмом развитие (т.е. отношение, характеризующееся переходом содержания мира из одной формы выражения в другую), то производность отражения от развития будет заключаться в том, что тогда отражение будет выступать стороной развития, выражающей переход содержания мира из материальной формы в идеальную. Если же за исходное отношение природы мира взять отражение (т.е. отношение материального и идеального), то производность развития от отражения будет заключаться в том, что развитие есть переход содержания мира из материальной формы в идеальную и обратно, т.е. развитие есть форма, способ осуществления отражения как субстанциального, здесь, отношения природы мира.

Собственная природа отражения

Принципиальнейший вопрос о природе отражения решается в рамках диалектического материализма в силу его одностороннего монистического подхода неудовлетворительным с позиций диалектики образом.

Типичное для диалектического материализма определения сущности отражения дает С.Н. Смирнов в работе «Диалектика отражения и взаимодействия в эволюции материи» («Наука», М, 1974):

«Как свойство, внутренне присущее всякому материальному образованию, как атрибут материи, отражение представляет собой способность любого материального образования воспроизводить в своих изменениях природу других материальных образований…».

Более развернутая характеристика отражения содержится в работе В.В. Орлова «Материя, развитие, человек» (1974):
«Поскольку материальный предмет изменяется лишь в соответствии со своей собственной природой, необходимо заключить, что наиболее общей закономерностью всех форм отражения является зависимость характера, глубины и полноты отражения особенностей воздействующих объектов от природы (качества, количества, структуры и т.д.) субстрата отражения.

В каждом акте отражения даны два тела: воздействующее и испытывающее воздействие … Тело испытывающее воздействие изменяется в соответствии с этим воздействием. Значит, в изменении тела есть содержание, не зависящее от данного тела и являющееся отражением».


Чрезвычайно важным в данной цитате является указание автора на то, что суть отражения вообще заключается в следующем обстоятельстве: субъект отражения в своих изменениях воспроизводит природу объекта таким образом, что содержание объекта, независящее от субъекта, существует на базе собственной природы («в изменении тела») субъекта, что и составляет суть, специфику природы отражения вообще.

Теперь совершим следующий логический шаг. Природа как субстрата объекта, так и субстрата субъекта отражения материальна в том отношении, что это собственная природа, независимая от чужой, внешней природы. Субъект, чтобы ему выразить содержание объекта в «своих изменениях» должен раздвоить свою природу, свое содержание на свое «собственное», или материальное, и «чужое», заимствованное у объекта содержание, или отраженное содержание. Но природа субъекта вместе с тем едина.

Субъект не удваивается в своем содержании, вступая с объектом в отношение отражения. Получается парадокс необходимости признания двух природ, двух содержаний у субъекта отражения (своего собственного содержания и чужого, заимствованного у объекта содержания) и вместе с тем бесспорного факта единой природы любого предмета мира, выступающего в качестве субъекта отражения.

Разрешение данного парадокса заключается в признании противоречивой природы отражения. Отражение выступает разрешением противоречия материальной и идеальной форм выражения природы (содержания) мира. Субъект отражения в силу этого противоречия природы мира способен в изменениях своей собственной природы выражать (воспроизводить) чужую природу (содержание объекта). Природа субъекта в отношении к «себе» выступает материальной формой выражения содержания предмета, выступающего в статусе субъекта отражения, в то время как в отношении к «другому» (объекту) природа субъекта выступает идеальной формой выражения «чужого», заимствованного содержания объекта. Единая природа предмета получает раздвоенность противоположных форм выражения этой природы: в отношении к «себе» природа предмета выступает материальной формой субстрата субъекта отражения, а в отношении к «другому» (объекту) – идеальной формой выражения содержания объекта.

Следующий логический шаг раскрытия природы отражения заключается в том, что условием установления отношения отражения (субъект – объектного отношения) выступает тождество содержания (природы) субъекта и объекта, что далее и отмечает в своей работе В.В. Орлов:
«В то же время каждый предмет способен изменяться только согласно своей природе, и поэтому в его изменении имеется момент, независящий от воздействующего тела и связанный со спецификой тела, испытывающего воздействие. Внешнее воздействие, превращаясь в собственное состояние субстрата отражения, переделывается согласно природе этого субстрата и принимает новую форму отличную от формы воздействия.
Поскольку тело может изменяться только в соответствии со своей специфической природой, в отраженном изменении нет ничего такого, что противоречило бы природе самого тела, выходило бы за ее рамки. …

Указанные обстоятельства обуславливают важную особенность отражения, отношения между содержанием отраженного состояния («следа»), определяемого внешним воздействием и формой, зависящей от субстрата отражения. Тело адекватно воспроизводит лишь те качества воздействующих объектов, которые присущи самому отображющему телу».


Здесь В.В, Орлов, как и в предыдущей цитате, выразил чрезвычайно важную закономерность отражения. Суть положения заключается в том, что при сохранении общей природы отражения (заключающейся в воспроизведении на базе материального субстрата субъекта «чужого», «заимствованного» содержания объекта) субъекты отражения различаются по своим способностям полноты отражения в силу различия их собственных природ.
Если необходимо признать, что природа отражения едина (суть ее заключается в воспроизведении субъектом объекта таким, каков он есть сам по себе), то формы отражения необходимо признать различающимися соответственно сложности организации собственной природы субъекта. Субъект способен отражать лишь то содержание, те свойства природы объекта, которые не сложнее его собственной природы. Так, физический субъект способен отобразить физические характеристики химического, биологического или социального объекта и не более того. Химический субъект способен отразить соответственно, природу объектов до химического уровня организаций и не отражает специфики биологической или социальной организации. Аналогично можно сказать о биологическом субъекте. Социальный субъект не имеет принципиальных ограничений в своей способности отражать объекты природы мира. Его ограниченность определяется лишь историческими рамками процесса познания при безграничности перспектив познания.

Из глубокого верного философского понимания природы отражения автор тем не менее делает один глубоко ошибочный вывод, происходящий от философской партийной принадлежности автора:

«…в отраженном изменении нет ничего такого, что противоречило бы природе самого тела, выходило бы за ее рамки. В противном случае следовало бы допустить, что любое тело обладает способностью, фактически тождественной сознанию».

Автор исходит из представления о сознании, как о таком свойстве социального объекта, которое позволяет в идеальной форме выходить за рамки природы «самого тела», т.е. за рамки природы человека. Эта идея В.В. Орлова глубоко ошибочна. Какой смысл автор вкладывает в понятие выхода за рамки природы субъекта? Смысл идеи автора заключается в том, что в идеальной форме на базе материального субстрата социального субъекта способна существовать принципиально любая природа объектов. Т.е. для человеческого отражения в форме сознания нет принципиальных ограничений в способности выражения «чужой» природы – природы любых объектов. Этот глубоко диалектический смысл автор облекает в такую неадекватную форму выражения, в которой теряется диалектика и ей на смену вступает в свои права эклектика, порождающая неразрешимые противоречия. Допущение автором выхода природы сознания за рамки природы человека как субъекта отражения означает ни что иное, как признание раздвоения природы человека на материальную природу человеческого тела и идеальную природу сознания, души, связанных между собой внешним образом, т.к. между материальным телом и идеальной душой лежит неустранимая пропасть. Собственная человеческая природа при таком подходе ограничивается материальным телом, в то время как идеальное сознание, или душа, выступает безграничным вместилищем заимствованного объективного содержания, выходящего за рамки материальной природы человека, за рамки природы «самого тела» - субъекта отражения. Здесь предельно обнажено то обстоятельство, что по сути дела все различие между материалистическим и идеалистическим подходом заключается лишь в объявлении первичным материального или идеального при невозможности с позиций материализма объяснить диалектическое отношение материального и идеального. Монизм по самой своей природе способен лишь сводить одну противоположность к другой, объявляя одну из них первичной, а другую вторичной и совершенно неспособен сохранять диалектическое отношении противоположностей.

Если же вернуться на позиции последовательной диалектики, то весь смысл «выхода за рамки» природы субъекта по сути дела сводится, лишь к форме выражения содержания объектов. Содержание объектов существует на базе субстрата субъекта (человека) в идеальной форме. То обстоятельство, что для человеческого сознания нет пределов в познании (отражении) природы объективного мира, следует не из идеи «выхода за рамки» природы субъекта, не из признания природы сознания идеальной, а из признания универсальности природы человека, выступающей субстратом социального субъекта отражения. Человек, как универсальный субстрат, выступая субъектом отражения, является диалектически тождественным по своей природе любому предмету объективного мира (на грубо-материальном физическом плане) без каких-либо принципиальных ограничений. Исходя из признания универсальности природы человека как субъекта отражения, следует признать не «выход за рамки» природы субъекта в процессе отражения, а, напротив, следует утверждать «рамки» природы человеческого субъекта неограниченными, универсальными.

Что касается отличия человеческой природы от природы досоциальных субъектов отражения, то этот вопрос подробно изложен в эзотерическом учении. Человеческая природа на тонких планах бытия мира имеет принципиальные отличия от ближайших эволюционных предшественников человека. На ментальном плане бытия мира человек имеет сформированные рассудок, ум (интеллект) и так называемый высший манас (понятия о нравственных ценностях, духовности, мудрости). У высших животных имеется только рассудок, пребывающий в элементарном состоянии развития. Материальным аспектом перечисленных структурных компонентов тонкой природы человека выступает так называемая тонкая материя читта, составляющая материальную ткань, носитель мыслей. Таким образом компоненты человеческой формы сознания (самосознания) выступают (как и все сущее в проявленном мире) дуальной природой материального и идеального. Они идеальны, поскольку выражают человеческую форму отражения. Они материальны, поскольку имеют для своего проявления в бытии материальный проводник – тонкую материю читта, или пространственный огонь.

Теперь в свете изложенного логично вернуться к досоциальным формам отражения. Первая предшествующая человеческому сознанию (самосознанию) форма отражения есть психика высших животных. Идеальную природу психики, вопреки своей исходной установке, диалектический материализм не смеет отрицать, так как это отрицание обнажило бы абсурдность монистического подхода с позиций диалектики. Если же исходные положения диалектического материализма последовательно развивать, то психику высших животных необходимо определять не идеальной, а материальной, поскольку их психика не есть самосознание, а все, что существует вне и независимо от человеческого сознания по определению диамата есть материальное (наличие сознания материализм допускает только в отношении человека). Если же от антидиалектической логики диамата вернуться к диалектической логике, то психику животных, поскольку она выступает отражением внешнего мира в субъективной форме чувств, желаний и т.д., следует признать идеальной по природе. Здесь в идеальной форме психики выражается содержание объектов внешнего мира не сложнее биологического уровня организации природы мира. На химическом уровне организации природы мира химические предметы выступают в статусе субъектов отражения. Химические субъекты отражения в идеальной форме выражают содержание объектов внешнего мира не сложнее химического уровня организации. Аналогично для физических субъектов отражения.

Диалектический материализм, следуя своей эклектичной посылке о признании идеальным лишь человеческого сознания, приходит к абсурду материальной формы отражения. Исходя из диалектического определения отражения (как воспроизведения субъектом на базе своего материального субстрата объективного содержания предметов внешнего мира) признание материальной формы отражения означает, что такое отражение есть воспроизведение в материальной форме содержания объекта на базе материального субстрата субъекта отражения, т.е. в «материальном отражении» диамат приходит к другому дуализму удвоения содержания субъекта отражения. По логике диамата допсихический субъект отражения включает два содержания: свое собственное и содержание, заимствованное у объекта.

С диалектико-дуалистических позиций общей природой любой разновидности отражения является идеальное, как форма существования содержания объекта на базе материального субстрата субъекта. В этом случае способностью отражения обладает предмет любого уровня организации природы мира, потому что он несет в себе противоречие природы мира и в нем как части целостной природы мира выражена эта целостность природы мира, присутствующая во всех предметах мира, общая для всех предметов. В силу этого все предметы мира обладают общностью природы, тождеством содержания и на этой основе все предметы обладают достаточными предпосылками для осуществления отражения как разрешения противоречивого отношения предметов мира.
Предмет, выступая субъектом отражения, обладает материальной природой, представленной собственным содержанием предмета. Вступая в отношения отражения с другим предметом (объектом) предмет – субъект отражения способен к отражению объекта благодаря тождеству собственной природы природе объекта. Отношение отражении между двумя предметами мира может существовать только в той мере, в какой между этими предметами (субъектом и объектом) наличествует тождество их природ (тождество их содержаний), в силу чего субъект способен выразить через свою собственную природу (материальный субстрат субъекта) чужую природу, чужое содержание – содержание объекта. Своя собственная природа, собственное содержание субъекта (материальный субстрат отражения) в той мере, в какой она тождественна природе объекта, выступает по отношению к объекту уже не как «своя природа», а как «чужая», заимствованная природа или идеальная форма существования природы (свойств, содержания) объекта на базе материального субстрата субъекта. Т.е. поскольку субъект отражения выражает своей природой (содержанием) не себя самого, а чужую природу (объекта), то в этом отношении природа (содержание) субъекта уже выступает не материальной, а идеальной – воспроизводящей чужое, «заимствованное» содержание. В этом заключается суть отражения.

Т.о., суть отражения на любом уровне организации природы мира есть выражение содержания объекта субъектом в идеальной форме.
В содержательном же плане различие форм отражения определяется сложностью природы субъекта, уровнем организации его природы.
Специфические формы идеального как внутреннего мира субъекта мы можем определять лишь по внешним проявлением природы субъекта в силу замкнутости сферы субъективного. Во внешний мир для других предметов субъект предстает своей противоположностью – объектом. Это связано с диалектикой субъект – объектного отношения. Отражение предметов мира есть функция субъекта, по отношению к которому предметы мира выступают объектами. Когда мы делаем предметом познания (т.е. отражения) сам субъект, то он превращается в объект исследования и мы имеем дело не с собственным внутренним миром субъекта, а с его объективным проявлением. Здесь идеальный субъективный мир оборачивается материальным проявлением природы субъекта. Но это диалектическое отношение сторон предмета исследования, между которыми нет пропасти, разделяющей их. Обе стороны предмета (субъективное и объективное, идеальное и материальное) выражают в противоположных формах одно и то же: единую природу предмета, существующую через противоположные формы выражения (идеальное – материальное, конечное – бесконечное, актуальное – потенциальное и т.д.). Т.о., через объективное проявление природы предмета мы можем судить о его субъективной сфере, его внутреннем мире.

Рассмотрев необходимые условия для осуществления отражения, а также определив суть, природу отражения, следует сказать несколько слов об источнике, движущим им, осуществляющим отражение. Источником отражения выступает противоречивая природа мира. Отражение выступает разрешением противоречия таких сторон природы мира как материальное и идеальное. Данное противоречие природы мира опосредует другие противоречия мира и само, с свою очередь, опосредуется остальными противоречиями. Т.е. отражение выступает атрибутом природы мира. Наряду с другими атрибутами оно развертывает содержательную полноту, взаимосвязанность, взаимообусловленность сторон, раскрывает системный характер природы мира.
В заключении можно сказать несколько слов по поводу «ядовитого вопроса» В.И. Ленина о природе до человека. Сама постановка вопроса имела ввиду доказать независимость материи от сознания, первичность материального и вторичность идеального. Такое утверждение Ленина по сути дела сводится к признанию существования материального без своей противоположности, что с позиций диалектики просто абсурдно. До человека противоположностью материального были более простые, чем самосознание формы идеального: психика животных, химическое отражение, физическое отражение, субфизическое отражение.

Выяснив общую природу отражения, можно теперь перейти к рассмотрению такой специфической формы отражения как самосознание.

Самосознание как высшая форма отражения,
диалектически противоположная психике


Из предыдущего изложения следует, что самосознание как высшая форма отражения, отличается от предшествующих форм отражения не по признаку идеальности ее природы, что свойственно любой форме отражения, а по своей универсальной способности отражения любого предмета, любого свойства природы мира. Эта способность самосознания вытекает из специфики природы субстрата социального субъекта отражения, заключающейся в универсальности природы социального субстрата, диалектически тождественной любому предмету мира.

Необходимо ответить на важный вопрос: в чем заключается специфика самосознания по отношению к своему ближайшему генетическому предшественнику – психике высших животных? Психика, как форма отражения, присущая высокоорганизованному биологическому субъекту, характеризуется такими фундаментальными свойствами, как ощущения, чувства, влечения, желания и т.д. Психика как высокоорганизованная форма отражения (идеальная форма выражения материальной природы предметов внешнего мира) характеризуется чувственно- образной синкретной формой отображения объективного мира.
Следует предварительно отметить, что психика не сводится к статусу отражения внешнего мира, а выступает также выражением собственной природы живых организмов, их высшим уровнем биологической организации, диалектически снимающим физиологический уровень организации биологического индивида. В теории отражения мы рассматриваем психику со стороны, отвечающей предмету исследования данной теории, отвлекаясь от противоположной стороны природы психики. Психика же выступает по своей природе противоречием идеальной и материальной сторон, разрешением данного противоречия и выступает психическая жизнедеятельность животных. Поскольку психика животных дает представление об окружающем их внешнем мире, она выступает отражением этого объективного мира в идеальных чувственных образах. Поскольку же психика, обладая содержанием тождественным содержанию внешнего мира, служит животным регулятором их поведения через желания, влечения, чувства, она выступает материальным фактором, материальной стороной собственной природы, т.е. своим собственным содержанием (а не чужим, заимствованным), уровнем организации собственной природы живого организма. Соответственно и физиологический уровень организации природы живого организма также есть противоречие идеального и материального.
Вернемся к вопросу природы психики (сферы чувственного) в рамках теории отражения. Итак, психика есть форма чувственно-конкретного образного отражения объективного мира, соответствующая высшему уровню биологической организации живых организмов, включающему низшими снятыми уровнями организации физиологию, биохимию, биофизику и субфизический уровнь организации. Переход от биологической формы мира к социальной связан с возникновением высшего надпсихического уровня организации природы человека. Это есть абстрактно-логический уровень организации природы человека, или самосознание.

Обратимся, наконец, к вопросу специфичности природы самосознания как формы отражения, диалектически противоположной психической форме отражения.

Начать следует с предварительного замечания о том, что самосознание, как и психика, не сводится к статусу отражения, а есть по своей природе противоречие идеального и материального. Т.е. самосознание нельзя сводить к эпифеноменальной природе отражения, а необходимо признавать наряду с этой стороной природы самосознания также и активную сторону сознания, выступающего действенным фактором, определяющим содержание и направленность человеческой деятельности. Т.е. самосознание материально, поскольку оно есть выражение собственной природы человека, его высшего уровня индивидуальной организации, реализующей себя в сознательной человеческой деятельности, и, вместе с тем, сознание идеального, поскольку оно есть также и отражение внешнего мира, «заимствование» содержания объективного мира. Сознание у человека выступает отражением, идеальной формой существования содержания объективного мира за счет «заимствования» содержания объективной реальности через установление тождества собственного содержания, природы субъекта природе, содержанию объективной реальности.

В рамках теории отражения мы отвлекаемся от материальной стороны природы сознания, избирая предметом исследования идеальную сторону природы сознания, т.е. рассматривая сознание как отражение объективного мира. Если психическое отражение имеет своим объектом предметы внешнего мира, принимающие в психике идеальную форму существования в качестве чувственно-конкретного образного отражения объективной реальности, то предметы внешнего мира в их свойствах, связях и отношениях между собой в самосознании получают идеальное существование в абстрактно-логической, понятийной форме отражения объективной реальности.

Собственно психическое есть чувственно-образное отражение, в то время как самосознание есть абстрактно-логическое, понятийное отражение природы мира.

Абстрактно-логическая форма отражения, будучи специфической собственной природой самосознания, противоположной форме психического отражения, заключается в обозначении предметного содержания психических образов в мыслимых понятиях, суждениях и прочих элементах структуры самосознания. Самосознание как абстрактно-логический уровень организации природы человека в абстрактных понятиях и их комплексах, системах понятий воспроизводит в абстрактно-логической форме природу мира как предметную действительность во всей многогранности ее сторон и отношений, взаимосвязях в рамках системной целостности мира.

«Бессознательное» (или сознание в формах до самосознания), или собственно психическое, есть широкая конкретно-чувственная основа высшего абстрактно-логического уровня организации человека (самосознания), который подчиняя, включая в свою иерархическую структуру психическое, делает свободное психическое включенным, теневым и в этом смысле самосознательным психическим в форме сознаваемых чувств, влечений, представлений и т.д. Поле включенного психического всегда много уже сферы «бессознательного» психического в силу универсальной закономерности конвергентного развития от низшего к высшему.

Процесс перехода от «бессознательного» психического к самосознательному психическому есть процесс обозначения элементов и комплексов элементов структуры психического элементами и комплексами элементов собственно человеческого сознания (понятиями, суждениями и т.д.), т.е. процесс включения «бессознательного» психического в форме низшего чувственно-образного психического уровня в интегральную природу самосознания, где собственно высший уровень сознания представлен специфической формой абстрактно-логического уровня понятий, связанных в суждения, мысли и т.д.
Механизм включения бессознательного психического в среду сознания как процесс обозначения психических чувственных образов, их элементов, структурных компонентов специфическими средствами абстрактно-логического уровня (понятиями и их производными) получил в психологии выражение в понятии интенциональности сознания, т.е. направленности сознания на предмет. Если, учитывая интенциональную характеристику природы сознания, исходить из диаматовского определения сознания как разновидности психики, то мы неизбежно придем к логическому выводу, который уже сделал экзистенциализм: сознание – это ничто. Этот вывод из посылок теории диалектического материализма совершенно логически безупречен, поскольку, пытаясь вскрыть собственную природу самосознания, отделенную от психического содержания образов, на которые оно направлено (и через образы на объективный мир), мы получим «ничто» в смысле содержания отличного от психического. И это верно, поскольку собственная природа самосознания есть логическое, понятийное, которое обозначает чувственно-конкретное психическое и которое в абстрактно-понятийной форме выражает предметное содержание психического на собственном языке высшего уровня – собственно человеческого сознания, или самосознания (саморефлексии).
Логику диамата, по которой сознание есть частная (хоть и высшая) разновидность психического, следует отвергнуть. С позиций диалектического дуализма самосознание есть интегрирующий фактор, включающий психический уровень организации личности в интегральную структуру самосознания путем снятия свободной формы существования психики во включенную форму осознаваемых (понятийно обозначенных) психических образов. При этом сфера высшего сознательного никогда полностью не покрывает сферу свободного психического («бессознательного»), а вовлекает «бессознательное» в свою интегральную структуру по мере необходимости: по логике закономерностей собственно высшего сознательного уровня организации природы личности - самосознания.
Адекватной формой выражения содержания на абстрактно-логическом уровне организации природы личности (уровне самосознания) является язык, представляющий собой форму противоположную чувственной форме психического выражения предметного содержания мира. Сознание, облеченное в форму языка, противоположно психике как рациональное, абстрактное, знаковое противоположно чувственно-конкретному образному.

Итак, последовательно диалектический подход требует рассматривать соотношение самосознания и психики как двух противоположных уровней организации природы: высшего уровня сознания, специфика которого заключается в его абстрактно-логической понятийной природе, и психики (низшего уровня сознания), специфической природой которого выступает чувственно-конкретное образное.

Психический уровень организации, выступая низшим по отношению к самосознанию уровнем интегральной природы личности, подчиняется высшему уровню организации (самосознанию), входя в его интегральную структуру снятым, теневым психическим уровней организации природы личности. Механизмом включения «бессознательного» психического в интегральную природу самосознания является процесс понятийного обозначения чувственно – конкретной образной формы выражения предметного содержания мира на психическом уровне организации природы личности средствами (т.е. в форме) абстрактно-логического выражения предметного содержания мира в сфере собственно высшего уровня организации природы личности – в сфере самосознания.
Собственная (абстрактно-логическая понятийная) форма человеческого сознания выступает абстрактной, знаковой по отношению к «своему другому» – психике как чувственно-конкретному. По отношению же к выражению предметных связей в объективном мире, выражению отношений между явлениями природы мира, выражению сущности явлений и выражению других сторон, свойств объективной реальности сознание по своей природе настолько же абстрактно (т.е. способно вычленить из синкретности чувственных образов объективной реальности ее отдельные стороны, свойства, отношения), насколько и конкретно (т.е. сопсобно к восстановлению по законам логики целостность, системность природы мира из отдельных сторон, свойств, отношений). Способность абстрактного по своей природе (по отношению к природе психики) сознания оперировать отдельными сторонами природы мира, возвращая предметному миру форму конкретного в процессе синтеза абстрактных сторон, служит основой активности сознания в его статусе материального фактора. Самосознание как высший уровень организации природы личности, как высшая специфическая форма организации социального в индивидуальном плане, отличающая социальную организацию человека как личности от индивидуальной психической организации высших животных выступает собственным содержанием человека, обуславливающим способность человека к материально-практической преобразующей мир деятельности. Необходимо еще раз отметить, что рассмотрение сознания в качестве предмета теории отражения как субъекта, идеально воспроизводящего объективный мир, с позиций последовательной диалектики вместе с тем подразумевает наличие у сознания и противоположной стороны его природы – сознание как материальный фактор, как собственная природа, собственное содержание человека (самосознание), высший собственно социальный уровень организации природы человеческой личности.


Знаковый механизм интерсубъектного общения и
связи сознания с объективным миром


Знаковый механизм функционирования сознания как абстрактно-логического уровня организации природы личности определяет принципиальную возможность общения между субъектами через раскрытие внутренней сферы субъективного в форме «своего другого» – языка как средства интерсубъективного общения. Знаковый механизм определяет также возможность принципиальной множественности языков как конкретных знаковых систем и такой формы языка как язык глухонемых.

Статус языка не сводится к определению «материальной оболочки» идеальной мысли. Как сознание противоречиво по природе (идеально в отношении выражения внешнего объективного мира как «заимствованное» содержание и материально в отношении выражения собственной природы личности как ее собственное содержание в форме высшего абстрактно – логического уровня организации природы личности), так и язык противоречив по своей природе. Язык выступает идеальной формой выражения содержания сознания, поскольку он выражает значение, содержание понятий, суждений, мыслей, «заимствованных» из личностного, персонифицированного сознания, и вместе с тем язык выступает материальной формой, «оболочкой», или собственным содержанием (представляющим собой лингвистические структуры языка, терминологический аппарат). Материальная оболочка, термин в языке получает тождество своего значения, содержания со значением понятий, мыслей, которые он обозначает. В материальной форме слова печатного или речи идеально воспроизводится содержание мыслей, понятий сознания за счет установления тождества между знаком (термином) и его значением (понятием, мыслью).
Знаковый механизм присущ не только интерсубъектному общению, но и связи сознания с объективным миром. Этот механизм будет раскрыт при рассмотрении психологического парадокса.

Психологический парадокс как следствие эклектического
подхода к соотношению низших и высших форм отражения


В свете изложенных с позиций диалектического дуализма взглядов на проблему соотношения самосознания и психики теперь можно подвергнуть критическому анализу позиции диамата но «вечной» проблеме психологического парадокса или вопроса соотношения души и тела. С этой целью обратимся к работе В.В. Орлова «Материя, развитие, человек» (Пермь, 1974):

«Сущность величайшего скачка в развитии материи, связанного с переходом … от допсихических к психическим формам отражения, заключается в том, что возникает не еще одна конкретная материальная форма отражения, а идеальный образ, в котором существуют, представлены, выделены, выявлены, отображены не собственные свойства живого субстрата, а качества, свойства объекта. Образ несет в себе объективное содержание, адекватно (без сведения) выражающее качества внешних объектов. Это содержание выражено в субъективной форме, зависящей от субстрата отражения».
Удивительно как серьезного исследователя ослепляет партийный подход к основополагающим вопросам философии. Все перечисленные в данной цитате характеристики идеального без труда укладываются в три основные закономерности отражения вообще, сформированные самим же В.В. Орловым в данной работе на страницах, непосредственно предшествующих изложению сущности «величайшего скачка в развитии материи».


Следуя своей партийной позиции, автор вопреки своему собственному изложению сущности отражения вообще объявляет доспихические формы отражения материальными. Из этого положения диамата, противоречащего сути диалектики, неизбежно следует парадокс соотношения материального физиологического отражения и идеального психического отражения. При таком подходе неустранима пропасть между физиологическим как материальным и психическим как идеальным.

Суть же дела заключается в том, что на месте парадокса, порождаемого эклектическим подходом, находится реальное диалектическое противоречие природы мира – противоречия идеальной и материальной форм выражения единой природы (содержания) мира, присуще всем предметам, всем уровням организации природы мира. Только с последовательно диалектических позиций место парадокса, полагающего пропасть между односторонне материальной природой физиологии и односторонне идеальной природой психики, занимает противоречие физиологического и психологического как низшей и высшей форм отражения, из которых каждая специфическим образом выражает общую природу отражения. Различия физиологической и психологической форм отражения заключается не в том, что одна из них материальна, а другая идеальна, а в том, что в физиологии отражение принимает специфическую форму возбудимости, раздражимости (форму низшую по отношению к психике), а в психике отражение принимает специфическую форму чувствительности. Природа же всех форм отражения едина. Это есть идеальное. Поскольку психика, физиология, химическая и физическая природа субъекта способны воспроизводить свойства, характеристики объектов, внешнего мира, поскольку эти уровни организации природы субъекта выступают в статусе специфических форм отражения, идеально воспроизводящих содержания объектов внешнего мира через установление тождества своей природы (своего содержания) с природой (содержанием) объектов. Поскольку же психологическая, физиологическая, химического, физическая природа живого организма выступает в качестве структурных уровней собственной организации живого, его собственным содержанием, то эти уровни организации живого в данном отношении выражают собственную природу живого организма, а не «заимствование», отражение «чужой» природы объекта. В этом отношении и физиология и психика материальны, независимы от объективной реальности, выражают собственную природу живого организма.

Партийный материалистический подход к основным положением философии приводит далее к еще большему (с позиции диалектики) абсурду в определении диаматом сферы идеального. В.В. Орлов, решая психологическую проблему, пришел к выводу, что сферой идеального является психика. Следовательно, в эту сферу попадают человек и высокоорганизованные животные, обладающие психикой. Пока что в силу партийного философского подхода из сферы идеального выпали всего-навсего допсихические формы отражения:

«Идеальность ест специфическая природа сознания и психики вообще, отличающая их от природы материального мира».
Исходя из данного определения сферы идеального и учитывая, что идеальное принимается диаматом в качестве специфической природы сознания, можно сделать два вывода.

Во-первых, если мы признали идеальное специфической природой сознания и признанием носителем сознания только человека, то психика высших животных оказывается материальной, поскольку психика животных существует вне и независимо от сознания, поскольку животные лишены сознания (в понимании материалистов) – специфического носителя идеальной природы.

Во-вторых, если мы признаем идеальное природой как сознания (самосознания), так и психики, то сознание (самосознание) окажется лишенным специфики, отличной от природы психики вообще, и, следовательно, высшие животные также обладают сознанием (самосознанием), либо самосознание обладает какой-то иной специфической природой отличной от природы идеального (тогда как идеальная природа присуща помимо самосознания, также и психике человека и животных).

Для диамата в силу эклектичности его монистической природы данные парадоксальные отношения психики и самосознания неразрешимы. Выход же заключается в отказе от эклектичности монистического подхода в пользу последовательно диалектического подхода, реализуемого в методологическом принципе диалектического дуализма, утверждающего отличие психики от самосознания не как отличие общего от частного, а как различие, противоположность низшего и высшего уровней организации природы субстрата субъекта отражения. Только освободившись от эклектичности партийного монистического подхода логично сделать вывод, что специфической природой человеческого самосознания является не его идеальная природа, а его принадлежность к высшему абстрактно-логическому уровню организации субстрата субъекта отражения.

Вернемся к психофизиологическому парадоксу. С ним связан фундаментальный вопрос теории познания о признании принципиальной познаваемости мира.

Механизм отражательной способности субъекта.
Универсальная способность человека к отражению природы мира


В.В. Орлов дает следующее определение психофизиологического парадокса в его связи с теорией познания в работе «Марксистская концепция материи и теория уровней» (В сб. ФППН. вып. 3, Пермь, 1970).

«Установлено, что нервный процесс во всех частях нервной системы является однородным. Анатомическое и физиологическое единство (однородность) нервной системы, которые И.П. Павлов считал аксиомой физиологии, является бесспорным фактом, без признания которого нельзя понять природы жизни в ее высших формах. Между тем возникающее вследствие и на основе физиологических процессов … психические образы обладают качественным многообразием.
Качества предметов, действующих на органы чувств, стираются в качественно однородном нервном процессе, на основе которого возникают психические образы, воспроизводящие качества предметов….

Различие афферентных процессов, связанных с многообразными качествами внешних агентов, сводится лишь к частоте импульсов, временнóй организации нервных залпов (частотная модуляция). Каким же образом объективное качество, которое не может пройти через барьер рецепторов, проводящих путей … вновь всплывает в психическом процессе? …

…в решении парадокса наблюдаются две крайности: агностическая знаковая концепция и вульгарное отождествление образа с нервными импульсами….
Некоторые советские авторы полагают, что психофизиологический парадокс всецело разрешается в терминах кибернетики. С позиции кибернетизированной концепции познания парадокс восхитительно просто сводится к явлению кодирования – декодирования…. Кибернетический подход к проблеме парадокса несомненно вносит некоторые существенные элементы в понимание сугубо специальных механизмов психофизиологических процессов, но не способен привести к решению собственно философской проблемы парадокса. Процесс кодирования заключается в том, что качество внешнего агента не воспроизводится, а обозначается соответствующей серией нервных импульсов. По этому декодирование нервных сигналов … предполагает, что мозг обладает объективным содержанием, которое он не получает с помощью нервных сигналов и которое позволяет ему воспроизводить в идеальной форме именно те объективные качества, которые были обозначены соответствующими нервными импульсами. Но каким образом мозг, получая сигналы, в которых качества внешних агентов … лишь обозначены …, заранее «знает», каким качеством соответствуют эти сигналы? ... Если эти качества не передаются нервными процессами, то откуда они вообще появляются в мозгу, известны мозгу?».


В.В. Орлов совершенно прав в том, что решение психофизиологической проблемы есть вопрос по своей сути философский. Монизм в силу своей антидиалектичности решить данную проблему удовлетворительным образом не в состоянии. Как справедливо отмечает автор, попытки последовательно монистического решения данной проблемы приводят либо к агностицизму знаковой концепции (в рамках монистического подхода), либо к вульгарному материализму.

С позиции диалектического дуализма данную проблему можно решить в принципиальном плане следующим образом. В процессе отражения содержание объекта не переходит от объекта к субъекту в прямом смысле этого слова, а «заимствуется» субъектом через установление отношения тождества природ субъекта и объекта.

В силу установления тождества природ (содержания) субъекта и объекта и осуществляется процесс отражения как воспроизведение в собственной природе субъекта отраженной «чужой» для него природы объекта или «заимствование» субъектом содержания объекта.

Эта сущность природы отражения, естественно, выражается во всех формах отражения: от высшей формы – самосознания – до низших субфизических форм отражения. Все они по своей природе идеальны, поскольку «заимствуют» содержания объектов, без чего не может быть отражения. Далее следует признать, что развитие природы субъекта отражения есть процесс актуализации его собственного содержания. Этот процесс в направлении от низших форм организации природы мира к высшим есть развертывание, реализация своей собственной природы любым предметом.

Выступая в статусе субъекта отражения любой предмет природы мира по мере возрастания его уровня организации способен вступать в отношения тождества своей природы с природой все большего предметного разнообразия объективного мира. Следовательно, можно сказать, что «заимствованное» содержание субъекта отражения появляется у любого предмета вследствие развития, развертывания собственной природы субъекта отражения, а не вследствие буквального перехода содержания от объекта к субъекту отражения. Собственное содержание предмета в статусе субъекта отражения оказывается «заимствованным», когда субъект вступает в отношение отражения природы объекта через установление тождества собственного содержания природы субъекта природе объекта.

По мере развития интенсивного плана природы предметов все большее многообразие предметного содержания объективного мира оказывается тождественным содержанию природы субъекта отражения, находящегося на все более высоком уровне развития-организации в интенсивном плане его природы. Пределом развития природы субъекта выступает универсальная природа человека, диалектически тождественная всему предметному содержанию природы мира.

Таким образом, ответ на вопрос, откуда в мозгу появляется объективное содержание, если качества внешних предметов не передаются в мозг в процессе восприятия, заключается в определении сущности природы процесса отражения как разрешение противоречия идеального и материального, субъективного и объективного. В этом случае собственная природа человека, его ума (на тонком плане бытия) и мозга (на грубоматериальном физическом плане) как непосредственного субъекта отражения и выступает источником содержания отражения. В процессе отражения происходит актуализация собственного содержания природы человека (потенциального содержания ума и мозга как непосредственного субъекта отражения), которое материально по форме, поскольку принадлежит собственной природе человека, и которое идеально по форме, поскольку оно тождественно содержанию предметов внешнего мира, выступает «заимствованным» у объективного мира.

Универсальная природа человека представлена иерархической уровневой системной организацией, которая предстает далее в человеке как субъекте отражения иерархией форм отражения от низших субфизических форм до высшей формы отражения – самосознания. Благодаря своей универсальной природе человек, выступая в статусе субъекта отражения, способен принципиально установить тождество своей собственной природы природе любого предмета, явления, свойства, связи, отношения мира, результатом чего и выступает отражение как «заимствование» содержания объективного мира без передачи качества внешних предметов в мозг в буквальном смысле. Принципиальное отличие психического и абстрактно-логического отражения от допсихических форм отражения заключаются не в том, что в первых формах нет передачи содержания от объекта к субъекту, а во вторых есть (любое отражение есть не перенос содержания от объекта к субъекту, а есть установление отношения тождества собственного содержания субъекта содержанию объекта), а в том, что психическое отражение по своей сфере, по содержательному богатству гораздо шире рамок допсихических форм отражения, а отражение в форме самосознания (на базе универсальной природы человека) в принципиальном плане беспредельно, универсально по своему содержательному богатству, своей отражательной способности.

Рост богатства содержания природы субъекта, с одной стороны, идет независимо от объективного мира (т.е. независимо от отражения предметом внешнего мира) как актуализация всего потенциального содержания предмета. Но, с другой стороны, развертывание природы предмета также определяется и его статусом субъекта отражения, зависит от отражения предметом условий своего существования, от своей окружающей среды, поскольку актуализируется в процессе развития предмета, то его потенциальное содержание, которое адекватно, тождественно содержанию окружающего его предметного мира. Т.о., развитие природы предмета идет через отражение объективного мира путем актуализации предметом своего собственного содержания, тождественного условиям среды его существования. Следовательно, собственное содержание предмета оказывается вместе с тем и «заимствованным», отражающим «чужую» природу объективного мира.

Мозг (точнее говоря ум) человека, получая нервный код от объекта (предметов внешнего мира), способен его расшифровать в силу двух причин. Во-первых, мозг человека, обладая универсальной природой, может вступать в отношение тождества содержания с любым предметным содержанием внешнего мира (т.е. мозг обладает принципиальной способностью к актуализации любого содержания природы мира). Во-вторых, процесс отражения не сводится к созерцанию, пассивному воспроизведению природы объекта, а заключается в воспроизведении содержания объекта в изменениях природы субъекта. Установление отношения тождества содержания субъекта содержанию объекта не сводится к актуализации потенциального содержания субъекта – это лишь одно необходимое условие отражения. Это условие дополняется установлением практического отношения между субъектом (человеком) и объектом, которое необходимо для подтверждения тождества содержания субъекта содержанию объекта, подтверждения истинности расшифровки кода, обозначающего качество, содержательную характеристику внешнего предмета.

Эта вторая закономерность объясняет механизм установления тождества собственного содержания субъекта содержанию объекта. Если в трактовке психики диаматом содержание психики оказывается в буквальном смысле слова заимствованным из объективного мира, а своей собственной природой оказывается лишь форма идеальности, субъективности, то с позиции диалектического дуализма психике, самосознанию возвращается собственное содержание, которое выступает в двух противоположных формах. В форме материального содержание психики, самосознания выражается в принадлежности «себе» (содержание собственное, принадлежит психике, самосознанию). Это же содержание психики, самосознания в форме идеального выражается в принадлежности уже не «себе», а «чужому», объекту, у которого оно «заимствуется» через отношения отражения субъектом природы объекта. Установление же отношения тождества природ субъекта и объекта, что составляет основу отражения, осуществляется через практическое взаимодействие субъекта и объекта, в ходе которого в изменениях природы субъекта (в процессе актуализации его потенциального содержания) и воспроизводится природа объекта, устанавливается тождество содержания природы субъекта и объекта, т.е. осуществляется процесс отражения.

Диамат, сводя природу психики и самосознания к формам отражения, неизбежно подводит к логическому выводу о том, что в содержательном плане психика и сознание представляют собой феномен «ничто», собственная природа которого сводится лишь к форме идеальности. В противоположность диамату, для диалектического дуализма собственное содержание психики есть сфера чувственно-образного, которая представляет собой не идеальную форму объективного содержания, а есть структурный уровень иерархической организации природы высших животных и человека. Собственное содержание человеческого сознания (самосознание) есть сфера абстрактно-логического понятийного содержания, представляющая собой высший структурный уровень организации природы человека.

Обладая универсальным содержанием своей природы (условием принципиальной познаваемости мира), мозг (грубоматериальный посредник ума) человека осуществляет связь с внешним миром посредством знакового механизма физиологического кода. Знаковый механизм работы мозга не сводится только к восприятию объектов внешнего мира, а составляет и механизм интерсубъектного общения через кодирования в языке (речи, письменности) актуализированного содержания самосознания человека. Усвоение содержания книг, понимание речи есть по сути дела тот же процесс отражения, основанный на актуализации человеческим субъектом при чтении книги, восприятия речи содержания своего собственного (ума, самосознания) и в то же время, выступающего заимствованным из книги, речи, т.е. отраженным. Здесь наглядно можно продемонстрировать значение понятие «заимствование» как установление тождества «чужого» содержания и собственного содержания субъекта. Умный человек, читая книгу, поймет ее, «присвоит» содержание книги, зато глупый человек, читая книгу, будет «видеть фигу». То есть процесс отражения состоится тогда, когда субъект актуализирует свое потенциальное содержание тождественное содержанию книги (т.е. воспроизведет в своих изменениях природу объекта), и не состоится, когда субъект не способен установить тождество своей природы природе объекта (содержанию книги).

Далее через пример с книгой можно рассмотреть роль внешнего мира для субъекта, выходящую за рамки процесса отражения. Усваивая содержание книги, субъект способен актуализировать свое содержание не только тождественное объекту (содержанию книги), но и содержание, выходящее за рамки отражения (т.е. шире содержательных рамок книги). Внешний мир во всем богатстве своего предметного разнообразия способен активизировать работу ума, творческую активность человека, которая шире рамок отражения человеком конкретных, непосредственных объектов внешнего мира. Психология эту способность человеческого познания и психики животных определяет понятием опережающего отражения. Суть опережающего отражения заключается в том, что ум способен актуализировать то свое потенциальное содержание, которое еще не имеет установленного тождества с конкретными объектами внешнего мира. По концепции отражения, предполагающей воспроизведение субъектом содержания объекта через буквальное заимствование содержания объекта субъектом, опережающее отражение совершенно невозможно. И это следствие отсутствия последовательно диалектического подхода к решению проблемы отражения.

Следует сказать несколько слов ещё об одном узловом моменте теории отражения. Потенциальное содержание ума (и мозга как проводника ума) человека также бесконечно, как и потенциальное содержание любого предмета, любой частицы природы мира. Принципиальное же отличие природы человеческого мозга заключается в том, что мозг (точнее человеческий ум, самосознание, или абстракто-логический уровень организации природы человека) принадлежит к высшему уровню организации природы мира, обладает актуально универсальной природой, в рамках которой возможна реализация принципиально любого потенциального содержания своей природы в бесконечном процессе познания и процессе практически-преобразующей трудовой деятельности человека. Через реализацию своего потенциального содержания человек в процессе познания отражает (познает) мир и в процессе материально-трудовой деятельности преобразует мир, устанавливая в этом двуедином процессе тождество своей разворачиваемой природы природе мира.


  • 0


Проглосовало человек (всего): 0
Автор: aleksandr-burylov от , посмотрело: 2 480
Категория: Статьи / Теория. Альтернативный взгляд. Комментариев: 0
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Только зарегистрированные пользователи могут написать комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь.
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 
 
Персональное
Авторизация (Забыли?):
Регистрация>>
Войти через VK

Новое на ЭзоФоруме
(31.03.2017-01:05) спящее пьяное порно от Jordannaf

(31.03.2017-00:55) Синяя магия от 0-0

(30.03.2017-23:50) Наши ассоциации ч.3 от la-da

(30.03.2017-23:47) У костерка от la-da

(30.03.2017-22:02) Эзотерический взгляд. Что такое нетрадиционная сексуальная ориентация у людей и животных? Философия ... от denisvk-liman

(30.03.2017-21:17) Охотники За Сокровищами от Дон Бублик

(30.03.2017-18:23) Какие практики приводят к восприятию эфира? от Сергей Идущий

(30.03.2017-16:17) Наши сны и работа с ними (ч.3) от Мечта

(30.03.2017-15:25) Опытные образцы от AlexStone

(30.03.2017-13:52) Принимаю заказы на Гармонизацию Пространства от Нью

(30.03.2017-12:10) Восстановление энергетического баланса от Мечта

(29.03.2017-21:23) Легенды моих фантазий (дневник Legenda) от Кудыкина гора

 
 
 

карта сайта