Живая Эзотерика
 
 
Навигация

Новое на сайте
Нарада Ринпоче: Вознесение и Переход
Автор: DAMARA
Добавлено: 30-09-2017, 15:32
Чакры и духовное преображение.
Автор: Эсфирь
Добавлено: 4-09-2017, 14:43
Модульное обучение по Аркан - Кодам Таро
Автор: astar
Добавлено: 27-08-2017, 23:00
Мои видео ролики о Знании Мира
Автор: Viktorovich 999 PRAVDA
Добавлено: 18-08-2017, 13:54
добавить свою
статью или анонс »
 
 
Вы здесь: » » » Мироздание в аспекте противоречия его организации и развития. Часть девятая

Мироздание в аспекте противоречия его организации и развития. Часть девятая

В девятой части статьи речь идет о химической форме мира в плане: химической природы атома; химическом синтезе и распаде как специфическом способе существования химической формы мира; сущности химического способа развития; зачатках химической индивидуальности.


Химическая форма мира
Химическое выступает в организационном плане по отношению к физической форме мира высшей формой мира, включающей физическое в качестве снятого низшего структурного уровня своей интегральной природы в интенсивном плане строения. В экстенсивном плане организации химическое предметное многообразие находится в окружающей среде своей низшей экологической основы – среде свободного физического.

Исследованию интенсивного плана природы химического посвящена работа Т.С.Васильевой и В.В.Орлова «Химическая форма материи» (Пермь, 1983). Возьмем эту работу в качестве исходного пункта для диалектико-дуалистического анализа проблемы природы химической формы мира как противоречия организации и развития:
«Все многообразие взглядов по проблеме химической формы материи и движения можно свести к трем основным точкам зрения.
Первая…заключается в сведении химического к физическому… С этих позиций химия является учением о поведении электронов в атомах и молекулах, а химическое…есть не что иное, как физическое, но в особо сложной форме. Бесспорно то, что атом состоит из физических образований и является физической целостной системой… Однако атом вместе с тем обладает и химической целостностью. При этом…химическая целостность атома является качественно слитной… В этом плане атом и его физическую основу можно рассматривать как простое химическое и комплексное физическое образования…
(статус квантовой химии:) Будучи теорией теневого физического уровня, изоморфного собственно химическому, квантовая химия может дать только схему, матрицу химического не может описать его специфику.

Вторая точка зрения на природу химического по существу является весьма близкой первой… С этой точки зрения атомы, молекулы и другие надатомные структуры рассматривают как специфические химические субстраты, обладающие физическим способом взаимодействия. …

Отрицание особой химической формы движения ведет к отрицанию специфики химического субстрата, химической формы материи, ибо каждая форма движения и взаимодействия находится в прямой связи с формой материи. Химические субстраты, несомненно, обладают специфически химическим способом взаимодействия. Последний включает в себя в качестве своей основы физические взаимодействия, но не сводится к ним. Как более сложные, химические взаимодействия возникают только тогда, когда «…начинает давать себя знать химическое сродство, когда химически индифферентные до тех пор элементы… приобретают химические свойства и вступают друг с другом в соединения» (Маркс, Энгельс. Соч. т. 20)… Поскольку химическое взаимодействие имеет физический механизм…изоморфный ему, создается иллюзия качественного сходства химического и физических взаимодействий».
Здесь следует добавить, что физическое взаимодействие между химическими веществами имеет место постольку, поскольку химический субстрат имеет включенный теневой физический уровень – физический субстрат, в рамках которого и возможно физическое взаимодействие химических веществ. Отрицание химического взаимодействия сводит природу химического субстрата к его низшей основе – подчиненному, снятому физическому субстрату, природе которого и адекватно физическое взаимодействие химических веществ.

«Согласно третьей точке зрения, существует особая химическая форма материи, способом существования которой служит столь же специфическая химическая форма движения, представляющая собой химические реакции, процессы. Химическими носителями, субстратами химических процессов являются атомы, молекулы, свободные радикалы и другие надатомные структуры.
Элементарной субстратной единицей химической реакции выступает…химическое образование - атом».
В этой цитате совершенно справедливо атом объявляется элементарной химической единицей. В предыдущем абзаце авторы приписывают атомам «химическую целостность», что принципиально неверно, поскольку целое состоит из частей, объединяет свои части. То есть целое и составляющие его части одной природы, одного качества. Справедливо говорить о физической целостности атома как физической специфической теневой системе, включенной в состав элементарного химического – атома. Но химический атом прост, элементарен. Он лишен химических частей, образующих его структуру, то есть атом – это не химическая целостность, а химическая элементарность, неразложимость далее на субатомные химические части.

Специфика химической формы мира
Авторы работы рассматривают этот вопрос в разделе «Специфика химической формы материи и развития»:
«В чем заключается неуловимое химическое качество? Прежде всего считают, что химические изменения могут быть связаны лишь с атомами как неделимой химической целостностью, качественно отличной от физической целостности… Вторым моментом в решении вопроса о неуловимом химическом качестве является ссылка на периодический закон Д.И.Менделеева… Ссылки на химическую целостность и периодический закон…, на наш взгляд, весьма существенны, но недостаточны для решения вопроса о существовании особого химического качества. Следующим важным доводом…служит то, что химические связи…в физическом отношении различаются лишь количественно. Так, связь Н-С отличается от связи H-F с физической стороны различной полярностью (0.4 и 1.9). С химической стороны эти связи выступают как качественно различные,…поскольку эти связи с качественно различными элементами C и F. Качественное богатство…химических связей в физике стирается, сводится к чисто количественным различиям».

Не совсем верный подход. Следуя пониманию теневой системы как механизма связи включенного низшего и собственно высшего, нужно сказать, что количественные различия в физической основе химических связей имеют качественную определенность своего (физического) уровня, т.е. наряду с количественными различиями физической основы химического есть качественные различия теневого физического. В чем же безусловно правы авторы, так это в том, что качественная специфика химического отсутствует в его физической основе как химическое качество. Здесь специфика выражается средствами физического (как количественными, так и качественными). Т.е. своя собственная природа (химическое качество) как специфичность, сущность химического на теневом физическом уровне выражается через чужую природу «своего-другого» - физическими средствами (физическим качеством и количеством). С другой стороны, физическое, включенное в интегральную природу химического, выражает здесь чужое качество «своего-другого» - специфику высшего собственно химического уровня, данную в адекватности, диалектическом тождестве природы включенного физического, определяемого в своей специфичности как теневое физическое, т.е. выражающее собственными физическими средствами чужую (химическую) природу.
Диалектика химического и физического в интегральной химической природе данной формы мира такова, что химическое полагает, утверждает себя как специфическую форму мира, через «свое-другое» (физическое) как теневую физическую систему – матрицу химического высшего специфического уровня организации природы мира. Со своей стороны, включенное физическое полагает себя как специфическую разновидность физической формы мира, входящую в интегральную природу химического в качестве подчиненного уровня организации, также через природу «своего-другого» (химического) как теневая физическая система – матрица химического как высшего уровня организации, определяющего специфичность своей подчиненной теневой физической основы-матрицы.

Таким образом, мы имеем здесь отношение противоположностей, в котором химическое и физическое взаимно обусловливают, взаимно производят, порождают друг друга. И здесь качеству высшего уровня («химические связи») адекватно не только количество, но и качество подчиненного физического уровня (физическое качество целостной теневой системы, лежащей в основе высшего уровня организации, физической матрицы химического качества «химические связи»).

«Решающее отличие химизма от физических превращений заключается в том, что собственно химические превращения не являются масс-энергетическими. …химические превращения зависят от свойств более высокого порядка (чем масса и энергия), «с которыми и необходимо связывать «неуловимое химическое качество». …Подчеркивая неспособность физических понятий схватить ускользающую от них специфику химического, Э.Штрехер отмечает, что «вещество и качество, как таковые, нигде не выступают в уравнениях физики. Вещество выступает в ней только в виде массы, а качество имеет значение лишь постольку, поскольку встречающиеся иногда в функциональных уравнениях константы имеют для каждого вещества свои числовые значения…».
Числовые значения физических констант выступают физической мерой (противоречием качества и количества), выражающей с качественной и количественной стороны масс-энергетическую природу физического. Неспособность физических понятий выразить специфику химического связано с собственной природой физического как низшего уровня организации природы мира противоположного высшему химическому уровню организации природы мира. С другой стороны, физические понятия также и способны выразить специфику химического поскольку эти противоположные уровни организации природы мира едины, тождественны по своей природе, т.к. выступает лишь противоположными формами выражения одного и того же единой природы мира, выражаемой интегральной природой химического, включающей подчиненные низшие уровни организации. Эта сторона отношения физического и химического выражается в конкретном философском плане в понятии теневой физической системы, изоморфной собственно химическому. Физические понятия выражают специфику химического через свою собственную физическую природу – через физические константы масс-энергетического мира, выражающие специфическую физическую природу химического вещества как теневую, т.е. определяемую химической природой вещества, химическим качеством, высшим химическим уровнем организации с его высшими (по отношению к физическому) законами.

Химический субстрат
«Вопрос о субстратной основе химической формы материи получил однозначное решение в философской и естественнонаучной литературе. Эта основа составлена атомами, молекулами, ионами, свободными радикалами и другими надатомными структурами».

Химическая природа атома
Принято считать, что атом химически неделим. Но это убеждение…вызывает сомнение. Дело в том, что атом, как химическое образование, вступающий в химическое взаимодействие…, должен обладать некоторой внутренней химической структурированностью, ибо взаимодействие означает изменение, а последнее всегда предполагает внутреннее многообразие изменяющегося субстрата. Абсолютно простое не может изменяться, взаимодействовать».
Согласно концепции В.В.Орлова по проблеме соотношения высшего и низшего в структурном плане, в основе простого неделимого элемента высшего лежит сложное комплексное теневое низшее. Отрицая простоту, неделимость атома как простейшего элемента химического уровня организации мира (элементарного образования собственно химической природы), авторы отрицают простоту как понятие относительной самостоятельности элементарного химического.

Утверждая химическую сложность строения простейшего, элементарного химического образования (атома), авторы утрачивают статус понятия простоты как равноправной стороны противоречия простоты и сложности, и сводят простоту к сложности в одностороннем порядке, лишая её какой бы то ни было самостоятельности, и тем самым подрывают основу противоречия как основу отношения равноправных сторон: с одной стороны, относительно самостоятельных, а с другой стороны, взаимно производных, взаимозависимых друг от друга. Следуя логике авторов, необходимо принимать любое простое химическое образование, имеющим «некоторую внутреннюю химическую структурированность», поскольку «абсолютно простое не может изменяться, взаимодействовать».

Эта логика приводит к другой бесконечности «простых» уровней, оказывающихся обладающими «некоторой внутренней химической структурированностью». Выход из этой дурной бесконечности «простого, обладающего некоторой сложностью» в признании элементарного химического образования (атома), неделимого далее в своем химическом качестве, как простейшей химической природе, неразложимой далее на химические части. Разложение элементарного химического (атома) на части связано с утратой химической специфики. Это есть переход от простейшего высшего к физическому уровню, лишенному химической специфики, то есть переход от теневого к свободному, невключенному физическому. Разложение элементарного химического есть утрата нижележащим физическим уровнем организации специфики включенного, теневого физического. Это есть в рамках физической природы переход теневого физического, включенного в интегральную природу химического (атома), в свободное физическое - распад теневой физической системы на физические элементы, уже не выражающие специфики высшего химического.

«Необходимо признать, что химическая независимость атома является относительной. Он неделим в том смысле, что не может быть разделен на самостоятельно существующие химические образования. Но вместе с тем атом представляет собой химически структурированное целое, единство многообразия. Это многообразие есть прежде всего многообразие химических свойств, функциональное многообразие. Поскольку последнее предполагает субстратное многообразие, необходимо также допустить, что химически атом представляет собой единство своих химических частей, не имеющих самостоятельного существования, но различимых в рамках единого химического целого».

Авторы фактически утверждают физические части теневой физической системы, лежащей в основе элементарного неразложимого химически атома, химическими по природе частями, не имеющими самостоятельного существования вне рамок химического целого – атома. Но следует признать, что часть любого уровня сложности целого не имеет самостоятельного существования вне рамок своего целого. Так, атом, будучи химической частью целостности молекулы вне рамок целостности молекулы, приобретая статус самостоятельного существования химического элемента, вместе с тем лишается уже статуса химической части целого (молекулы), не принадлежит больше целостности высшего порядка. С другой стороны, лишаясь статуса химической части целостности высшего уровня (уровня молекулы), атом в своем относительно самостоятельном существовании химического элемента еще сохраняет химическую природу, является элементарным химическим образованием. Структурными же частями атома выступают уже физические компоненты, не обладающие вне рамок целостности теневой физической системы химического элементарного образования химически обусловленной природой. Это физические части физического целого – теневой физической системы элементарного химического образования.

Химическое качество выступает проявлением высшего уровня организации природы мира, определяющего целостность теневой физической системы атома как подчиненного уровня, лежащего в основе высшего химического уровня организации природы мира.

Химического качество атома есть простое неразложимое далее качество химического элемента, характеризующегося своеобразными химическими свойствами, отличающими его от других химических элементов как особенное химическое качество. Атом есть целое (система частей) как теневая физическая система, состоящая из физических компонентов. Атом есть элементарное, т.е. лишенное внутренних частей, как интегральная химическая природа, неразложимая далее на собственном высшем уровне простого химического качества. Если мы многообразие химических свойств атома объявим следствием химического структурного многообразия, то мы с необходимостью придет к выводу, что атом не является элементарным химическим образованием и придет к дурной бесконечности сложной «простоты» одного уровня природы мира. Тогда внутренняя структура атома окажется по своей природе химической, где каждой части, будучи химической по природе соответствует какое-либо определенное химическое свойство. В этом случае данные химические части атома можно выделить из структуры атома также, как атомы выделяются из структуры молекул, с сохранением химической природы и выделением субстрата отдельного химического свойства в частном виде. Но данный подход несостоятелен, логически порочен, противоречит диалектике.

Вопрос простоты субстрата при многообразии его свойств есть вопрос диалектического соотношения простого высшего и сложного низшего, лежащего в основе высшего. Те части атома которые авторы объявляют химическими, но не обладающими самостоятельным химическим существованием, являются теневым физическим по своей природе, благодаря чему и способны выражать специфику собственно химического качества атома. Теневые физические части, согласно концепции самого автора (В.В.Орлова), обуславливают существования многообразия химических свойств в рамках неразложенного химического качества атома как химического элемента в силу своей физической сложности и изоморфности, адекватности природе высшего собственно химического. Это соотношение теневого низшего и собственно высшего объясняет субстратную представленность многообразия свойств простого химического в сложном теневом физическом. Таким образом, многообразие свойств простого элемента высшего уровня организации имеет своим основанием сложность иерархически организованного интегрального субстрата простого высшего, включающего теневые низшие уровни организации. Вследствие этого внутреннего структуру простого химического элемента (атома) нельзя называть химической, а следует определять химически обусловленной теневой физической структурой, определяющей наличие многообразия химических свойств элементарного химического образования.

«По-видимому следует допустить, что составные части атома – ядро и электроны имеют различную химическую значимость и в этом смысле выступают как «химические полюса» химического субстрата, как его «химические части»…».

Если справедливо первое утверждение: «части атома…имеют различную химическую значимость», то второе утверждение принципиально неверно: «химические части» атома. Части атома не химические, а химически обусловленные теневые физические структуры атома. Целое и его части имеют общую природу. Атом как химический элемент не есть целое, сложенное из частей, а есть простое, химически элементарное образования. Атом как целое есть физическая система, состоящая из физического по природе ядра и физических по природе электронов. Химическую значимость физические по природе ядро и электроны приобретают в химически обусловленной физической системе (атоме), выступающей теневой физической системой, лежащей в основе интегральной природы атома как элементарного химического образования.

Способ существования химического субстрата
«Специфические химические субстраты обладают и специфически химическим способом существования,… (которым) являются химические превращения вещества, в ходе которых коренным образом преобразуются качества исходных веществ и возникают новые качества. …В новом качестве слиты, сплавлены в нерасчленимое единство качества исходных веществ… В основе представления о химическом способе существования лежит понятие химической реакции… В понятии реакции химический способ существования определен применительно к отдельным превращениям. Химическая реакция – это относительно самостоятельное превращение, связанное с некоторым конечным числом реагирующих субстратов. Поэтому на уровне понятия о реакциях не раскрывается целостная природа и направленность способа существования химической формы материи. Это делает необходимый переход к более обобщенным понятиям».

Химический синтез и распад как специфический способ существования химической формы мира
«Химический процесс есть единство синтеза (ассоциации) и распада (диссоциации). …химический синтез является химической формой прогресса, и диссоциация – химических процессом регресса. …целостный («системный») подход к совокупному миру химических превращений дает основание для вывода о том, что общим интегральным направлением химических превращений является субстратный синтез».

Справедливо выделяя синтез и распад как сущностные характеристики химической формы развития, авторы связывают это положение с односторонней методологической установкой В.В.Орлова о первичности прогресса по отношению к регрессу (одноплоскостному развитию) в абсолютном значении. Диалектический подход в решение вопроса о направлении химических превращений требует отказ от односторонного подхода монизма в пользу диалектико-дуалистического решения: «общим интегральным направлением химических превращений» является химическая форма развития, понимается как разрешение противоречия неизменности и изменения природы химической формы мира. Химическая форма развития есть сторона противоречия постоянства химического содержания в рамках химической формы мира как относительно самостоятельно целого и изменения химического содержания внутри (в рамках) этого целого. Химическое развитие как изменение содержания химического в рамках целого (данной формы мира) в свою очередь само выступает противоречием. Химическое развитие есть противоречие химического прогресса (химический синтез, ассоциация) и химического регресса (химический распад, диссоциация). По отношению к химическому развитию как противоречию химических превращений ни синтез, ни распад не обладают друг перед другом абсолютным преимуществом, т.к. это две противоположные стороны одного процесса химических превращений, взаимно порождающие друг друга существующие только за счет (на основе) «своего другого».

«Синтез и распад не уравновешивают друг друга. Тенденция химического к синтезу является абсолютной, а тенденция к распаду - относительной».
Здесь авторы в явной форме проводят монистический подход. Зато далее авторы от монизма отходят, выражая уже элементы диалектического подхода.
«Синтез и распад не только суть непосредственно другое и не только опосредствует другое, они создают себя как другое. Синтез делает возможным распад, поставляя для него материал (легко-диссоциируемые соединения), а распад, разрушая созданные синтезом соединения, делает необходимым новый синтез».

Здесь уже и синтез и распад являются взаимообусловленными сторонами противоречия несводимыми к монистическому отношению односторонней зависимости вторичного от первичного.

Сущность химического способа развития
«По нашему мнению, сущность химического способа развития состоит в прямом субстратном синтезе: …A+B→C. Используя…формулу химической реакции…: A+B→ AB… Субстратный синтез выступает в качестве общего для физической и химической форм материи способа развития, обладая в них определенными особенностями… Физические синтезы суть масс-энергетические… Химический субстратный синтез – это прежде всего надмасс-энергетический синтез, хотя он и происходит посредством и на основе физического (электро-магнитного) синтеза, т.к. связан с изменением внешней электронной оболочки атомов. В отличие от «суммарного» и «массового» характера физического синтеза (в особенности…гравитационного) химический синтез имеет высокоизбирательный характер, ибо происходит по законам химического сродства… Избирательность, присущая химическим синтезам, основана на избирательности физических синтезов. Однако избирательность химических синтезов имеет несравненно более развитый характер в силу большего качественного многообразия химического по сравнению с физическим. Наивысшей формой химической избирательности является комплиментарность, выраженная в структурах биополимеров, в фермент-субстратном комплексе (и т.д.)… Химический субстратный синтез отличается от физического также тем, что он включает…специфический химический механизм – катализ, т.е. способность ускорения химических превращений… В химической форме материи, т.о. впервые возникает своеобразная способность многократного самоускорения движения и развития».

Несомненно, что в «прямом субстратном синтезе» выражена специфика химической формы развития, но химическое развитие отнюдь по своей сущности не сводится к синтезу. Это лишь одна сторона химического развития. В равной мере специфику химических превращений (химической формы развития) выражает химический распад и специфические характеристики химических превращений (высокоизбирательный характер химических превращений, комплиментарность, катализ и прочее) приложимы как к синтезу, так и к диссоциации.

Чтобы выразить сущность химической формы развития, нужно абстрактно-всеобщую форму развития как противоречия прогресса и регресса конкретизировать в химических понятиях, выражающих специфичность химической формы мира. Далее химическое развитие следует раскрывать в качестве стороны противоречия химической формы мира как постоянства, неизменности содержания целостной иерархически-системной организации химического и изменения, возникновения, перехода содержания химического из одних форм выражения химической природы в другие. Эту сторону (переход, возникновения нового содержания) и выражают химические превращения как химическая форма развития. Возникновение нового содержания, или переход содержания из одной формы выражения в другую, в химических превращениях обнаруживает себя как разрешение противоречия химического синтеза и химического распада. Химический синтез и распад, выражая развитие (изменение, переход, возникновение) химической формы мира, в то же время имплицитно несут в себе все противоречие организации и развития, т.е. они заключают в себе «свое-другое», вторую сторону противоречия (постоянство содержания химической формы мира как целого), которая выражается в химических превращениях через противоречие актуального и потенциального содержания химических веществ, участвующих в химических превращениях. Любое химическое вещество в химических превращениях как меняет свое содержание конечного актуального химического образования, так и выражает содержание химической формы мира как целого неизменным, постоянным, поскольку содержание химической формы мира дано в конечном химическом веществе в форме противоречия актуального и потенциального содержания, противоречия части и целого.

«Коренная особенность химического субстратного синтеза заключается в том, что переход в новое, высшее качество, новую сущность не может быть осуществлен здесь отдельным самостоятельно существующим субстратом. Для такого перехода отдельный субстрат нуждается в другом субстрате. В химическом развитии новое качество, новая сущность выступают как паритетный результат двух или более химических субстратов. Отдельный самостоятельно существующий субстрат не обладает следовательно, достаточным богатством внутреннего содержания (содержания «в себе») и нуждается в существенном дополнении другим. На уровне химической организации материи отдельный субстрат характеризуется существенной внутренней неполнотой, т.е. недостаточным для самостоятельного перехода в новое, высшее качество содержанием».

Авторы выражают специфику химического через общую тенденцию развития форм мира путем повышения автономизации развития. Шагом вперед по сравнению с физическим здесь выступает бóльшая избирательность химических превращений как выражение сродства химических элементов. Простота же по сравнению с высшей биологической формой развития – утрата взаимной специфичности качеств исходных веществ, вступающих в химические превращения, в то время как у биологических субъектов развития биологические превращения идут через проявление изменений в индивидуальных онтогенетических циклах. Противоречие онтогенеза и филогенеза выступает основой усиления индивидуальной специфичности в ходе надиндивидуальной эволюции. Выступая, т.о. этапом развертывания универсальной тенденции автономизации развития, химическое развитие характеризует эту тенденцию своей специфичностью: высокой химической избирательностью химических веществ, химическим сродством.

Нельзя согласиться с положением авторов о существенной внутренней неполноте отдельного химического субстрата как недостаточного основания для перехода в новое качество, рассматриваемым авторами как «коренная особенность химического субстратного синтеза», т.е. как специфическая особенность химического развития. Эта недостаточность внутреннего содержания субъекта развития для осуществления процесса развития отнюдь не специфический признак химического субстрата. Эта универсальная закономерность развития как противоречия внутреннего и внешнего. Для реализации собственного потенциального содержания, любой предмет нуждается в адекватных его потенциальному содержанию внешних условиях среды и в этом плане внутреннее содержание субъекта развития на любом на любом уровне организации природы мира характеризуется «существенной внутренней неполнотой».

Зачатки химической индивидуальности
«Любопытно, что в химической форме материи возникает своего рода «индивидуальное развитие»…в каждой отдельной реакции элемент проявляет те свойства, которые обусловлены природой сореагента. Вся полнота содержания химического элемента выражается во всей совокупности синтезов с родственными веществами. ...переход содержания из неразвёрнутого в максимально развернутое состояние представляет собой…своего рода прообраз онтогенеза».

Индивидуальное развитие как реализация потенциального содержания субъекта развития во взаимодействии с предметами внешней среды родственными, адекватными природе субъекта развития, т.е. развитие, обусловленное собственной индивидуальной природой субъекта и адекватными природе субъекта условиями внешней среды, есть универсальная закономерность. Авторы выразили эту универсальную закономерность развития в химической специфической форме индивидуального развития. Эта специфическая химическая форма выступает высшей, более сложной, многообразной по сравнению с низшей физической, где «индивидуальность» физических субъектов развития предельна бедна. По отношению же к биологической индивидуальности онтогенетического развития химическая индивидуальность сама выглядит крайне бедной, в то время как разнообразие индивидуальности онтогенезов стремится к бесконечности.

«Актуализация внутренних потенций элемента – это превращение возможности в действительность, которая как таковая всегда многообразнее, сложнее возможностей. Возможность имеет обобщенный характер, а действительность является единством единичного, особенного и общего, она включает содержание, которого в готовом виде в возможности не существовало».

Раскрывая противоречие возможности и действительности через диалектику актуального и потенциального, авторы превращают противоречие в парадокс. Если действительности неоткуда взяться кроме как из возможности и процесс этот есть актуализация потенциального содержания элемента, то утверждая, что в возможности отсутствует единичное и особенное, авторы оставляют одну сторону противоречия (действительное как единичное и особенное) без «своего другого» («возможность носит только обобщенный характер»). Этим разрушается структура самого противоречия и наличие в действительности единичного и особенного становится принципиально необъяснимым по своему происхождению. Оставаясь же на позициях диалектики, следует возможность и действительность, потенциальное и актуальное рассматривать равноправными сторонами противоречия. Возможность есть не содержание в «готовом виде», а потенциальное содержание, т.е. содержание единичного, особенного и общего то же, что и содержание действительности, но в противоположной (потенциальной) форме выражения. Актуальное по форме выражения содержание действительности в возможности существует в потенциальной форме выражения. Выражение авторами действительности как наличие содержания, «которого в готовом виде в возможности не существовало», с позиций диалектики означает отсутствие в возможности актуальной формы выражения содержания, поскольку актуальное содержание есть реализованная в действительности возможность, или «свое другое» возможности. Переход из формы противоречия в форму парадокса авторы совершили, остановившись на констатации отсутствия содержания в «готовом виде» в возможности. Авторы не понимают, что актуальному содержанию действительности (единичное, особенное, общее) должно противостоять равное содержание, точнее говоря, то же самое содержание, но в противоположной форме выражения – форме потенциального, возможного. Потенциальное по форме содержание возможности включает, помимо общего, единичное и особенное. Диалектика потенциального и актуального, действительного и возможного есть конкретное выражение абстрактной диалектики противоположностей через отношение категорий формы и содержания, когда противоположности едины, тождественны по содержанию и различны, противоположны по форме, и наоборот, едины по форме и противоположны по содержанию. Задача раскрытия конкретных отношений противоположностей путем привлечения к их выражению содержательного богатства философских категорий заключается в последовательном проведении диалектического подхода, не позволяющего скатиться к эклектическому подходу, сводящему выражение отношения противоположностей к односторонней зависимости одной противоположности от другой.

«…можно проследить единую линию развития индивидуальности, начиная…с физической и кончая человеческой личностью. Эта линия связана с качественным усложнением, ростом богатства содержания процесса индивидуального развития. Химический субстратный синтез является высшей и предельной формой субстратного синтеза в природе. Субстратный синтез как способ развития связан с относительно простыми субстратами и с определенного уровня сложности становится невозможным. …более сложные, чем химические, субстраты обладают большей автономностью и не могут объединяться, не разрушаясь».

Вывод о предельной форме субстратного синтеза основывается на ограниченном представлении о субстрате биологической и социальной форм мира, связанном со сведением субстратного подхода к индивидуальному плану развития. Сводя универсальные понятия субстрата и субстратного синтеза к ограниченному конкретному воплощению этих понятий в индивидуальном плане развития, авторы приходят к соответствующему выводу о «высшей предельной форме субстратного синтеза».

Абстрактное определение субстрата есть «носитель свойств». Эта абстрактно выделенная сторона природы мира присуща всем уровням организации природы мира. Организация природы мира в направлении от простого к сложному, от низшего к высшему одной из своих сторон имеет синтез исходных простых компонентов. Т.о., любой уровень организации и развития природы мира имеет своими сторонами субстратность и синтез. Задача же исследования заключается не в выявлении предельной формы субстратного синтеза (чем по сути дела является сам мир как всеобъемлющее целое в своей статусе «универсального субстрата»), а в выявлении конкретных форм субстратов и субстратного синтеза на каждом уровне организации природы мира, в каждой форме мира. Для иллюстрации этого методологического подхода можно привести примеры из биологии и социологии. Биологическая популяция есть объединение индивидов, обладающее собственной спецификой, не сводимой к специфике составляющих ее индивидов. Следовательно, к ней приложены понятия и субстрата (популяция есть носитель своих специфических свойств) и субстратного синтеза (она есть результат синтеза качеств индивидов в новое качество). Социальный коллектив, есть объединение социальных индивидуумов, обладающее спецификой, не сводимой к сумме качеств индивидуумов. Эта специфика в числе прочих характеристик выражается в понятиях коллектива как социального субстрата и социального субстратного синтеза.

Что же касается соотношения индивидуального плана развития и субстратного синтеза, то ни в коем случае нельзя эти понятия отождествлять до такой степени, что химический субстратный синтез оказывается направлением развития индивидуального плана химического. В субстратном синтезе на любом уровне организации природы мира происходит утрата самостоятельной индивидуальности исходных субстратов в процессе перехода к новому высшему качеству, где возникает индивидуальность нового образования – индивидуальность возникшего в синтезе нового высшего уровня целостности субстрата, диалектически отрицающая индивидуальность исходных низших субстратов. Точнее говоря, индивидуальность низших субстратов в рамках высшего синтетического целого теперь определяется природой высшего целого, в рамках которого индивидуальность исходных компонентов может и увеличиваться по сравнению со свободным существованием вне рамок синтетической целостности. На любом этапе развития субстратный синтез связан с утратой исходной индивидуальности низших субстратов, поскольку синтез вообще по своей природе связан с преобразованием исходных качеств, чем он и отличается от простой суммы качеств исходных индивидуальных субстратов. Следовательно, необходимо признать, что не только «более сложные, чем химические, субстраты…не могут объединяться не разрушаясь», но и вообще любые субстраты в субстратном синтезе утрачивают свою исходную индивидуальность, разрушаясь в значение прежней самостоятельной индивидуальности через отрицание ее новой индивидуальностью синтетического целого, в рамках которого исходные субстраты приобретают новую индивидуальность, определяемую (подчиненную) природой синтетического целого.
«В биологической форме материи прямой субстратный синтез как способ развития утрачивает свой смысл и сменяется новым, который может быть определен как превращения. Живое развивается путем превращения одних видов в другие. Логическая формула этого способа развития такова: A→B→C… В превращениях отдельный субстрат способен самостоятельно, в силу своего собственного содержания, переходить в новое качество. Конечно, при этом он необходимо связан со средой, но как с условием, а не как с непосредственным существенным дополнением. В живом, в бόльшей мере, чем в химическом субстрате, выражено сущностное свойство субстанции быть причиной самой себя».

Здесь можно согласиться только с последним утверждением авторов: в любом высшем (в биологическом по отношению к химическому, в химическом по отношению к физическому и т.д.) более выражено свойство субстанциальности по сравнению с низшим, в силу большего богатства содержания высшего и большей, соответственно, его относительной независимости, самостоятельности. Утверждение же, что прямой субстратный синтез в биологическом утрачивает свой смысл, неверно по существу, т.к. основано на переносе специфики химического субстратного синтеза на биологическое. В биологическом существует собственная специфика субстратного синтеза: объединение индивидов в популяцию, популяций – в вид, видов в биоценоз и далее в пределе – в биосферу как высшую, предельную форму биологического субстратного синтеза. Каждый уровень биологической организации, образующейся в результате субстратного синтеза элементов нижележащего уровня организации, обладает собственным качеством, лежащим в основе высшего синтетического уровня из низших уровней организации биологического, со своими специфическими субстратами. Элементы высшего уровня целостности (синтетического субстрата), генетически произошедшие из субстратов низшего уровня организации, в составе целостной синтетической природы высшего уровня претерпевают качественную трансформации по сравнению с исходными субстратами, существовавшими вне рамок этой целостности. Например, биологические виды, входя в состав того или иного конкретного биоценоза, трансформируются в своем развитии природой целого (биоценоза), реализуя в своем развитии в составе конкретного биоценоза то свое потенциальное содержание, которое адекватно природе биоценоза. В рамках другого конкретного субстратного синтеза (входя в состав другого биоценоза) эти виды будут трансформироваться, преобразовывать свою природу уже иначе, чем в первом биоценозе. Развертывание ими своего собственного потенциального содержания будет определяться уде природой данного конкретного высшего синтетического субстрата, куда они входят подчиненными, снятыми низшими элементами, выражающими в своем индивидуальном развитии синтетическую природу высшего – конкретного биоценоза, в состав которого они входят низшими элементами.

Неверно, также на мой взгляд, и утверждение авторов о сугубой специфичности способа развития, названного авторами превращением, для химической формы мира. Такой способ развития универсален так же, как и субстратный синтез. Вся сложность выявления этой универсальной формы развития заключается в умении выделить специфические проявления данного способа развития на разных уровнях организации природы мира. Для химической формы мира сами авторы отличают этот способ развития, выделяя его здесь в форме индивидуализации, автономизации химического развития и характеризуя его следующим образом:

«…высокомолекулярные соединения характеризуются бóльшей значимостью одного субстрата (в особенности углерода), на основе которого возникает цепь, и способностью изменять свою природу сохраняя себя. Последнее означает не отсутствие всякой реакции на внешнее воздействие, а изменение с сохранением индивидуальности».

Прогрессивное развитие химической формы мира – развертывание интенсивного плана организации природы химического
В работе В.В.Орлова и Т.С.Васильевой этому вопросу посвящен раздел «Развитие химической формы материи как закономерный процесс». Авторы рассматривают закономерное развитие химического как специфическую форму универсальной закономерности прогрессивного развития от низшего к высшему. Вследствие этого первым вопросом философского анализа данной проблемы выступает вопрос о специфике соотношения сложности и простоты в сфере химического.

Реакционная способность – специфическая характеристика химической сложности
«Сложность химического элемента – это все многообразие его «признаков», т.е. его физическое строение и свойства, химическая сущность и качество, выраженные во всей совокупности химических свойств. Поскольку природа химического элемента в его реакционной способности, последняя может служить обобщенным, интегральным показателем сложности. В связи с этим возникает вопрос об эволюционном содержании реакционной способности как важнейшего, интегрального проявления природы химических объектов. …Качественная сторона реакционной способности выражается не только в непосредственно получаемых продуктах, но и во всей совокупности отдаленных, конечных результатов. Иными словами, в оценке реакционной способности химических веществ необходимо учитывать перспективную сторону, способность к дальнейшим превращениям. Рассматриваемая в этом плане реакционная способность выступает как показатель возможностей дальнейшего развития, связанного с тем или иным химическим элементом (соединением), как его эволюционный потенциал, потенциал развития. С этой стороны реакционная способность элементов-органоидов и прежде всего углерода намного превосходит реакционные способности всех других элементов. Непосредственная сложность элемента проявляется в многообразии связей, образуемых им с другими элементами, и определяется по относительно простым соединениям. …Внутренняя, или глубинная, сложность элементов выражается в их способности образовывать то или другое многообразие химических соединений.

…Если непосредственно фтор или углерод трудно различимы по сложности, ибо и тот и другой взаимодействуют почти со всеми элементами…, то по способности образовывать сложные и высокореакционные соединения, т.е. по эволюционному потенциалу, фтор значительно уступает углероду. Следовательно, действительная сложность элемента складывается из непосредственной и глубинной сложности. …Сравнение элементов по их действительной, или полной, сложности показывает, что самым сложным элементов является углерод. …В философской литературе существует представление о линии последовательного усложнения элементов от водорода до урана и далее. …Однако сложность химического элемента не является прямо пропорциональной физической сложности атома… Более того, если сложность атомов как физических образований с увеличением порядкового номера изменяется линейно, то сложность химических элементов изменяется нелинейно: она возрастает в линейном порядке до углерода, а затем убывает. …

По нашему мнению, критерий сложности химических элементов, должен включать два основополагающих признака: 1) способность образовывать многоатомные структуры, в особенности длинные цепи; 2) способность вступать во взаимодействие с тем или иным качественным многообразие элементов. Сложность химического элемента определяется прежде всего тем, какое количество элементов может интегрироваться на базе этого элемента, т.е. какое количество элементов входит в состав образуемых им соединений. …

Обобщая оба признака, можно сделать вывод, что критерием сложности химического элемента является его интегративная способность, т.е. способность интегрировать большее или меньшее качественное и количественное многообразие элементов. …

Критерий сложности химических соединений является, с одной стороны, производным от критерия сложности химических элементов, с другой стороны, выступает как более сложный.… На наш взгляд, критерий сложности химических соединений должен включать шесть основных признаков:

1) …количество атомов, составляющих молекулу. …количественный критерий сложности…хотя и удобен, но недостаточен, поскольку не учитывает качественного состава химических соединений. …

2) …многообразие элементов, входящих в их состав. …для органических соединений…производным признаком сложности…может быть то или иное многообразие функциональных групп. …

3) …сложность основного химического элемента (или элементов), на базе которого построено химическое соединение. …

4) …длина цепи (BMC)…Признак цепи приобретает смысл лишь в связи с другими признаками, и в первую очередь с признаком многообразия элементов, составляющих соединения. …

5) …каталитическая активность…

6) …способность вступать в многообразные типы реакций. …указанный признак в некотором смысле является обобщающим и приобретает смысл только в связи со всеми остальными».

Авторами отмечено, что химическая сложность элементарных химических образований (атомов как химических элементов) заключается в совокупности химических свойств. Элементарные образования не имеют химической сложности своей внутренней организации. Они химически просты по составу, далее неразложимы на химические части. В то же время эти элементарные образования имеют различную химическую специфику, отличаются друг от друга химически, обладают разными химическими свойствами. Химические свойства элементарных химических образований проявляются ими в связях, отношениях между собой. Вступая в химические отношения, элементы проявляют свои химические свойства, раскрывают свою химическую природу посредством отрицания своей природы как самостоятельного элементарного уровня организации химического. Их собственная природа (химического элемента как нейтрального атома) преобразуется природой высшего уровня организации химического (химического соединения), куда химические элементы входят уже включенным, снятым низшим теневым уровнем.

Периодический закон рассматривает химические элементы в их свободном состоянии «самих по себе» вне рамок структуры высшего уровня – уровня химических соединений. Их химические свойства находятся в периодической зависимости от их внутреннего физического строения (главным образом от строения наружных электронных оболочек).

Поскольку химические свойства элементов проявляются в их отношениях между собой на основе химического сродства их природ, то химическая природа элементов проявляется в их реакционной способности, в результате которой элемент раскрывает свою химическую природу посредством отрицания ее самостоятельности. Химический элемент обнаруживает свою природу в составе многообразных химических соединений, т.е. через чужую («свою другую») природу высшего уровня химических соединений. Следовательно, химический элемент, занимая определенное место в периодической системе элементов, т.е. обладая определенной химической природой, содержит химическую сложность своей природы в качестве химического потенциала (потенциальное химическое содержание химического элемента), который он актуализирует в рамках высшего уровня организации химического – в многообразии химических соединений, куда он входит подчиненным низшим элементом структуры высшего.

Таким образом, критерием химической сложности элемента выступает не его внутренне строение, которое представляет собой теневую физическую основу химического качества элемента, и не его актуальная простая химическая природа, а его химический потенциал – потенциальное химическое содержание элемента, которое в актуальной химической природе элемента как физически нейтрального атома выражено имплицитно и которое актуализируется в многообразии химических свойств элемента через его реакционную способность.

Что же касается критерия химической сложности соединения – уровня организации высшего по отношению к элементарному атомному, - то здесь следует сперва выяснить законы строения химических соединений и уже из них выводить критерий сложности химических соединений.


  • 0


Проглосовало человек (всего): 0
Автор: aleksandr-burylov от , посмотрело: 2 177
Категория: Статьи / Теория. Альтернативный взгляд. Комментариев: 0
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Только зарегистрированные пользователи могут написать комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь.
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 
 
Персональное
Авторизация (Забыли?):
Регистрация>>
Войти через VK

Новое на ЭзоФоруме
(19.10.2017-20:42) Раненые пальцы от кронос

(19.10.2017-20:39) У костерка от кронос

(19.10.2017-20:29) Какую музыку мы слушаем? от F1amer

(19.10.2017-19:12) Наши ассоциации ч.3 от Рыжая

(19.10.2017-18:13) Тупить или не тупить от Снежка

(19.10.2017-18:10) Рассвет Души от Снежка

(19.10.2017-14:52) Адвайта от Соня

(19.10.2017-13:34) Развитие индивидуальной защиты от Iris

(19.10.2017-10:38) Прощание с «бойцом» от Vova Bezimynko

(19.10.2017-09:11) Чань, дзен, дао-приправа от Соня

(19.10.2017-07:02) об этих выписках от Соня

(19.10.2017-06:03) Наши сны и работа с ними (ч.3) от 0-0

 
 
 

карта сайта